Жестко выстроенная вертикаль: как, по версии следствия, братья Магомедовы расхищали 11 млрд бюджетных рублей

24 января стало известно об уходе с поста председателя совета директоров транспортно-логистической FESCO Лейлы Маммедзаде, экс-гендиректора группы «Сумма». Она управляла активами компании все то время, пока братья Зиявудин и Магомед Магомедовы находятся под стражей по обвинениям в создании преступного сообщества и мошенничестве. Отвечая на вопрос по причинах ареста бизнесменов, Маммедзаде говорит, что так до конца и не поняла, что же произошло на самом деле: «Я всегда знала Зиявудина как яркого и талантливого предпринимателя… При этом Зиявудин всегда был и есть не только бизнесмен, но и политик… Поэтому, я думаю, рынок в целом и более опытные люди сообразили быстрее, чем я, что проблема Зиявудина лежит не в области экономики».

Арест Магомедовых весной 2018 года стал для братьев полной неожиданностью. Только что они на самом верху согласовали продажу доли в Новороссийском морском торговом порту и неспешно торговались с «Транснефтью» по сумме сделки. По одной из версий, арест должен был сделать Магомедовых более сговорчивыми.

Сделку с «Транснефтью» братья заключали уже под стражей. За полтора года в СИЗО Зиявудин расстался с акциями и других своих компаний — «Трансконтейнера», Объединенной зерновой компании (ОЗК) и Якутской топливно-энергетической компании (ЯТЭК). Первые две отошли государственному ВТБ, ЯТЭК — структуре бизнесмена, близкого к госкорпорации «Ростех». Тем не менее, позиция следствия только ужесточилась. Forbes изучил окончательную позицию обвинения.

Дела семейные. Как братья Магомедовы строили бизнес и к чему привела их ссора

Преступное сообщество

В августе Следственный департамент МВД предъявил Магомедовым обвинение в окончательной редакции — создание преступного сообщества и совершение девяти эпизодов мошенничества (статьи 210 и 159 Уголовного кодекса). По совокупности по этим двум преступлениям суды могут назначить максимальный срок в 25 лет лишения свободы.

Магомедовы вступили в преступный сговор не позднее 2010 года «на основе объединявшего их родственного и этнического начала» — так следователи описывают создание преступного сообщества в обвинительном заключении, рассказывает источник, знакомый с материалами уголовного дела.

Зиявудин обладал «глубокими экономическими и правовыми знаниями», а Магомед — «обширными связями в федеральных органах государственной власти и управления». Оба «тщательно скрывали преступные амбиции» и представлялись окружающим и СМИ «в образе исключительно законопослушных успешных предпринимателей».

Базой для преступной деятельности стали компании группы «Сумма», бенефициарами которой, по версии следствия, и выступали братья. В группе и так была «жестко выстроенная вертикаль» органов управления и туда без проблем вписалось преступное сообщество, отмечают следователи. Главными сподвижниками Магомедовых они считают бизнесмена Давида Каплана и бывшего гендиректора компании «Глобалэлектросервис» Эльдара Нагаплова. Оба сейчас находятся в бегах.

Преступное сообщество, по версии следователей, делилось на четыре «структурных подразделения». Два из них формировались вокруг господрядчиков, входивших в «Сумму», — «Глобалэлектросервиса» и «Стройновации». Руководителями «подразделений» выступали Нагаплов и Каплан соответственно. Их основной задачей было хищение средств федерального и регионального бюджетов, считают следователи.

Еще одно «структурное подразделение» было создано вокруг ОЗК, которой тогда руководил Сергей Поляков. По версии следствия, именно он вместе еще с тремя сотрудниками компании заключил фиктивные договоры на покупку сельхозпродукции. Деньги были перечислены, а зерно якобы поставлено не было.

В сообществе следователи выделяют и четвертое подразделение, состоящее «из неустановленных лиц». По версии обвинения, оно занималось созданием и покупкой подставных компаний в Москве и Санкт-Петербурге. Их использовали «для создания видимости законной экономической деятельности» и регистрировали на лиц, «не имеющих постоянного источника дохода, испытывающих материальные трудности и ведущих антиобщественный образ жизни».

Зиявудин Магомедов: «Никуда мы не уйдем от нашего проклятия, везде труба»

Новые хищения

В новом августовском обвинении следователи пересчитали суммы хищения по трем эпизодам и добавили два новых: хищение денег при строительстве двух дорог — автомобильного «Чуйского тракта» и железнодорожного участка Кызыл-Курагино. Таким образом, общая сумма предполагаемых хищений выросла с 2,5 млрд рублей более чем до 11 млрд.

По версии следствия, через договор с Росжелдором «Стройновация» похитила 5,4 млрд рублей при строительстве участка Кызыл-Курагино. А при постройке участка трассы М-52 «Чуйский тракт» компании «Суммы» якобы присвоили 575 млн рублей.

Также до 549,5 млн рублей, или почти в два раза, следователи увеличили суммы хищений при строительстве объекта Федеральной сетевой компании (ФСК) «Призейская-Эльгауголь». В три раза выросли суммы предполагаемых хищений при строительстве аэропорта «Храброво» в Калининградской области (с 429 млн рублей до 1,2 млрд) и намывного острова в Санкт-Петербурге (с 668 млн рублей до 2,2 млрд).

Из финансово-экономической судебной экспертизы по делу Магомедовых (копия есть у Forbes) следует, что по контрактам на строительство «Храброво» и острова в Петербурге госзаказчики перечислили компаниям «Суммы» 1,2 млрд и 2,2 млрд рублей соответственно. Цифры совпадают с данными о фактической оплате с сайта госзакупок. При этом, судя по данным с сайта, заказчик контракта по «Храброво» (Росавиация) подтверждал выполнение работ на 843 млн рублей, а заказчик острова (Комитет по развитию транспортной инфраструктуры Санкт-Петербурга) принял работы на всю оплаченную сумму (2,16 млрд).

В случае с ж/д-веткой Кызыл-Курагино Росжелдор вернул свои 5 млрд рублей аванса, реализовав банковскую гарантию Альфа-банка. Тот же в ходе суда взыскал сумму со «Стройновации». После этого Альфа-банк сообщал, что «Стройновация» погасила долг в 5 млрд рублей.

Удалось ли вернуть свои деньги «Сибмосту», который привлек к стройке «Чуйского тракта» входившую в «Сумму» «ГК Инфраструктура» на субподряд, неизвестно. В 2016 году «Сибмост» попытался через суд взыскать с «ГК Инфраструктура» 984 млн рублей аванса, но не успел, так как подрядчик ушел в банкротство.

Судьба контракта по «Призейской-Эльгауголь» также туманна. В 2011 году Эльдар Нагаплов оценивал весь контракт с ФСК в 10 млрд рублей. Из экспертного заключения следует, что ФСК перечислила «Глобалэлектросервису» 8,3 млрд рублей.

Проанализировав платежи «Глобалэлектросервиса» и «Стройновации», внештатные эксперты (участвовавшие в деле ЮКОСа Всеволод Елоян и Анатолий Лоик) заподозрили компании в «теневом» выводе средств. К подозрительным операциям эксперты отнесли «скрытое кредитование» со стороны господрядчиков других компаний «Суммы», перечисление средств госзаказчиков на счета благотворительного фонда и фиктивных поставщиков. Установить точный объем выведенных средств и доход от операций Елоян и Лоик не смогли, сославшись на то, что этим должны заниматься следователи.

Крупная «Сумма». Как братья Магомедовы открыли экспортные ворота России и Большой театр

Защитная реакция

Сейчас братья Магомедовы и их адвокаты знакомятся с материалами дела. За время предварительного расследования их набралось более 700 томов. Но ключевые позиции стороны защиты не изменились с момента ареста Магомедовых в марте 2018 года — они настаивают, что невиновны, а дело называют абсурдом.

«Я категорически не согласен с предъявленным обвинением», — говорил во время своего ареста в Басманном суде Зиявутдин Магомедов. Он настаивал, что не похищал деньги через госзаказы, а наоборот — инвестировал средства в компании. Так, в ОЗК он вложил 6 млрд рублей и за пять лет добился увеличения выручки с 14 млрд почти до 30 млрд.

«Что касается предприятий инжиниригового блока, [там] есть проблемы», — признавал Магомедов, но настаивал, что может объяснить следствию все задержки со строительством объектов в Калининграде.

Его брат Магомед, говорил Зиявутдин, вообще не имел никакого отношения к управлению «Суммой». Это же во время своих выступлений в суде подтверждал и сам Магомед. «Нас обвиняют не пойми в чем. Но я не сказал ни слова неправды. Каждое свое слово готов подтвердить на полиграфе. А следователи готовы сесть на полиграф и ответить за то, что они говорят про нас?» — уже в сентябре 2019 года во время очередного продления ареста в Мосгорсуде спрашивал он.

При этом, если братья хотя бы общались между собой, многие другие так называемые члены преступной группировки не имени с ними никакого контакта.

Об этом, например, заявлял защитник гендиректора «Интэкс» Артура Максидова. «Не доказано, что мой подзащитный общается с Магомедовыми. Он длительное время не работает, является советником в организации», — цитировало РБК выступление адвоката во время ареста Максидова. «Моя компания — микроскопическая в огромном холдинге. €23 000 на зарубежном счету у меня — это немного», — говорил сам Максидов. Он настаивал, что видел только одного из братьев и то всего несколько раз — на совещаниях.

Не знаком с Магомедовыми и бывший начальник службы безопасности ОЗК Роман Грибанов. «Я не знаю их [братьев Магомедовых] вообще, ни одного из них, никогда с ними не встречался», — выступал в суде по обжалованию меры пресечения Грибанов в октябре 2019 года.

Он заявлял, что уже успел прочесть 75 томов уголовного дела, но пока не нашел доказательств своей вины. Напротив, все сделки, в которых Грибанов обвиняется (покупка зерна у компании Newbay Investments L.P.  почти за $20 млн) были рассмотрены арбитражными судами и в рамках этих процессов ОЗК взыскало убытки за счет заложенного имущества — компания отсудила ООО «Судоремонтный завод «Южный Севастополь» в Крыму. А именно эти залоговые договора в свою очередь и придумал заключить Грибанов.

Не признает вину и директор ОЗК Сергей Поляков. «Я занимал очень большие должности в больших компаниях. Есть справка, в которой указаны мои доходы. Они большие и поэтому мне не нужно было вести нечестный образ жизни», — заверял менеджер в суде.

Одни в СИЗО, а те беднее: что стало с миллиардерами эпохи Медведева

DEFAULT NODE

Одни в СИЗО, а те беднее: что стало с миллиардерами эпохи Медведева

Главная фотография: 
http://www.forbes.ru/sites/default/files/gallery_images/zzz-tass_35541686.jpg__1579763794__89290.jpg
Тэги: 
Зиявудин Магомедов
Дмитрий Медведев
Владимир Евтушенков
Сергей Адоньев
Альберт Авдолян
Михаил Абызов
Виктор Вексельберг
Отображать в тексте статьи(под снос): 
Не отображать в тексте статьи
Подзаголовок: 
За те одиннадцать лет, что Дмитрий Медведев был сначала президентом, а потом главой правительства, у российских бизнесменов было не так много ярких взлетов, как в ельцинской России или в начале «нулевых». Впрочем, своим успехам некоторые участники списка Forbes все же обязаны или периоду, когда третий президент России управлял страной, или первым годам его премьерства. Как сложились судьбы бизнесменов и их проектов?
Авторы: 
Юлия Титова
Отправить Push-уведомление в iPhone (под снос): 
Не отправлять Push-уведомление
Рубрика (канал): 
Миллиардеры
Не показывать рекламу: 
показывать рекламу
Не экспортировать в Яндекс и соц сети: 
экспортировать в Яндекс
Топ1: 
не топ1
Топ 3 с текстом: 
НЕ Топ 3 с текстом
Топ 3 с картинкой: 
не Топ 3 с картинкой
Не показывать в списках: 
показывать в списках
Срочно отправлять в соц сети: 
Срочно отправлять в соц сети
Заменить кавычки на ёлочки: 
Заменить кавычки на ёлочки
Проверено корректором: 
Нет
Статус материала: 
Статус: 
У редактора
Не создавать InstantArticles: 
Создавать InstantArticles
Бесплатный материал: 
Бесплатный материал
Дополнительная оплата за трафик: 
С оплатой за трафик
Количество шар: 
0
Количество просмотров: 
6272
Количество просмотров за неделю: 
6296
Количество просмотров за месяц: 
6296
Количество просмотров за год: 
6296
Дизайн галереи: 
Стандартный
Просмотров за 31 день: 
1051
«Тёмный» материал: 
«Тёмный» материал

Источник www.forbes.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*