«Я сейчас без слез постараюсь вас умолять»: диалог основательницы кафе «Андерсон» с Путиным

Анастасия Татулова, основательница сети семейных кафе «Андерсон»: Я предприниматель, компании 10 лет, прошла три кризиса. Компания «Андерсон». Это сеть семейных кафе, кондитерских, детских развлечений и фабрика кондитерских изделий для детей. Если две недели назад я была средним бизнесом, то сегодня я микробизнес. Просто это надо понимать.

К сожалению, индустрия, в которой я работаю, детские развлечения и общественное питание, раньше всех почувствовали кризис. Детская индустрия почувствовала этот кризис раньше всех, еще в конце февраля, потому что мамы — народ нервный, и при появлении этого эмоционального фона все праздники, которые составляют 40% нашей выручки, — они все отменились 100%. В детских развлекательных парках не работает никто, надо понимать, что они в простое уже две недели. Мы стоим тоже практически пустые. Я не очень понимаю, что будет с моей компанией завтра. И эта трагедия, которая сейчас происходит. Я хочу сказать даже не о мерах. Я вчера приходила с мерами к Андрею Рэмовичу [первый вице-премьер Андрей Белоусов] и поняла, что очень многие предложения правда же прорабатываются. Их все массово предлагали, и здорово, что правительство слышит и будет их внедрять.

«Такой ад у нас впервые»: как рестораторы оказались на грани краха из-за коронавируса

Путин: Здесь у нас есть обратная связь.

Татулова: Это здорово. Я хотела бы сказать не про прохождение кризиса — действительно, когда-то это все закончится. Все заканчивается, и мы точно выживем. Но на восстановление этих двух отраслей могут уйти не дни и не недели, поток не вернется завтра. Это будет много месяцев и возможно даже лет. Я сейчас без слез постараюсь вас умолять. Но на самом деле это трагедия.

Путин: Мы понимаем. Мы поэтому и встретились сегодня. И меры, которые были изложены вчера, мы готовили всей команды, не то что я просто сел перед камерой и начал излагать.

Татулова: Ужас ситуации в том, что у этих отраслей нет никакой подушки безопасности. Бизнесу абсурдно приходить к власти и говорить «помогите». Предприниматель — это точно тот человек, который обязан иметь эту подушку, который должен содержать себя сам, так правильно и по-честному. То, что происходило с этими бизнесами последние полгода, сделало так, что этой подушки вовсе нет. Я очень хочу попросить, чтобы вы дали поручения правительству выполнить обещания, которые были нам даны, но до сих пор не выполнены.

Путин: Какие?

Татулова: Первое и главное — это изменения в налоговой системе, которые необходимы для обеих этих отраслей. Вся специфика отрасли — больше от 30% до 40% — это ФОТ [фонд оплаты труда], который не облагается НДС. Входящий продукт, который готовит отрасль, что касается общепита и общепита в детских центрах, — это 10%, либо ИП. Мы облагаемся 20% НДС, при входящем практически нулевом, то есть все эти деньги мы достаем из своего собственного кармана. Раньше это было 18%, сейчас 20%. Мы обиваем пороги, ходим, просим. Мы разговаривали с налоговой инспекцией, они говорят: «Не к нам»; с министерством экономического развития, они говорят: «Да мы за, но налоговая против».  Я все понимаю, но мы же не поднимемся. И понимаете, почему нельзя это принимать потом? Это надо сделать срочно сейчас — потому что сейчас мы находимся в ситуации, когда мы принимаем решение: нам сейчас обанкротиться или дальше побарахтаться?.

Путин: То есть для вас важно было бы услышать, как будет складываться эта ситуация даже после того, как кризис мы преодолеем?

«Нам осталось несколько недель»: как коронавирус убивает малый бизнес в России

Татулова: Конечно. Потому что мы будем сейчас это считать и понимать, что если мы жили с этой однопроцентной рентабельностью и все ждали, ждали, когда нам все это согласуют, и это не согласовывалось, то дальше у нас эти долги и отрицательная рентабельность. Самый популярный запрос сейчас на людей, которые с банкротством помогают. Поймите нас, мы больше не можем.

Путин: Хорошо. Это будет непростой разговор. Потому что есть фундаментальные вещи. Наши экономисты, финансисты говорят, что нельзя увеличивать количество всяких исключений в налогообложения, иначе все это налоговое дело будет растаскано по клочьям, это не будет работать эффективно, а различными исключениями будет воспользоваться не только такие добросовестные предприниматели, как вы, но и эти, которые будут ползать между этими исключениями для того, чтобы иметь конкурентное преимущество перед теми, кто работают вчистую. Но тем не менее, вы правы, в том, что вам надо понять перспективы того, как будет складываться ваша жизнь, ваша работа и ваш бизнес даже после того, как все эти сложности будут преодолены. Я понимаю.

Татулова: Я вас очень прошу, пожалуйста. Вот эта риторика про то, что есть нечестные люди, которые будут этим пользоваться. Ну простите, пожалуйста, у нас есть крайне эффективный механизм — ФНС. Я бы сказала, что это сегодня — самая работающая структура. Пусть они найдут тех, кто ползает, и что-то с ними сделает.

Путин: Хорошо.

Татулова: Потому что сейчас под ударом находимся, к сожалению, мы —  те, кто платит налоги, кого видно. Они не ходит к шашлычникам, не ходят к каким-то ИП. Они ходят туда, где видно. А видно меня, и Zаманию, и «Шоколадницу». И к этому я тоже хочу сказать. Мы сейчас говорим о помощи МСП [малое и среднее предпринимательство]. Я понимаю, это важно. Но давайте задумаемся. У нас, кафе «Андерсон», 2000 людей, у «Шоколадницы» — 30 000. Мы правда считаем, что они не важны? Нельзя рассматривать только МСП. Пострадавшие отрасли надо рассматривать целиком. И крупный, и средний бизнес страдает гораздо больше, чем малый, в силу вот этого ужаса с налогами. И вот еще важный вопрос. Смотрите, я даже не в реестре МСП, знаете почему? Потому что у меня много людей работает и мне поэтому помогать не надо. Как это? Ну как это? Это просто отрасль, в которой много людей задействовано. В ресторане я не могу поставить двух официантов, нужно 20. И поваров на кухне должно быть 20, понимаете? Надо снять это ограничение по людям, для этих отраслей оно не работает. Ни для нас, ни для фитнеса не работает. Нельзя так делать, мы не в реестре даже. Нам сейчас ваша помощь даже не дойдет. Давайте рассматривать пострадавшие отрасли целиком. Пожалуйста.

«Бизнес может умереть»: московские рестораны начали закрываться из-за коронавируса

Путин: Мы так и делаем, там уже свыше восьми отраслей, и малые, и средние предприятия. Мы же по отраслям смотрим. Так и есть.

Татулова: А крупные тоже есть, и им тоже плохо.

Путин: Мы крупных тоже рассматриваем. Они тоже будут пользоваться этими льготами, которые предоставляются. 

Татулова: Спасибо. Я вот хочу еще попросить. Это тоже важный вопрос, и на фоне того, что мы все — практически банкроты, он, может быть, так не звучит важно. Но тоже, обещанная нам гильотина, которую мы ее ждали, ждали, нам обещали — год прошел.

Путин: С 1 января должны заработать.

Татулова: Владимир Владимирович, мне сказали, нельзя спорить с президентом, но можно я немножечко? Вы этих людей, которые вам рассказывают, что оно заработает, пожалуйста, командируйте их. Отправьте их ко мне на стажировочку. Я их возьму, поставлю и покажу, как работает их гильотина. Она не работает.

Путин: Так ее пока не нет, она с 1 января 2021 года должна заработать.

Татулова: Вы знаете, невозможно больше ждать. Я не понимаю, почему для того, чтобы изменить санитарные нормы и правила, по которым Минэк уже давно сделал вариант…

Путин: Я также говорю с коллегами и задаю им такой же вопрос, почему нельзя сделать раньше. «Вы хотите, чтобы у нас люди отравились?», — они отвечают мне. Я говорю, нет. «Тогда сделать надо аккуратно и внимательно рассматривать последствия каждого нашего шага».

Татулова: Вы их построже спросите.

Путин: Давайте я их к вам пришлю, как вы предлагаете. Я не шучу, думаю, им будет полезно посмотреть, как жизнь устроена.

Татулова: И я не шучу. Правда, на землю надо людей спускать, потому что они там не видят ничего.

Путин: Договорились. Обязательно их к вам пришлю. Только вы на них не ругайтесь особенно, ладно?

Татулова: Да я ругаться не буду, но пусть они меня тоже не закрывают. А то вам что скажешь, потом приходят люди и говорят: «Это вы сказали?»

Путин: Ну что вы, за это не переживайте.

Татулова: Критерий отнесения к МСП абсолютно точно надо пересмотреть.

Путин: Я услышал. Это очень важный вопрос. На самом деле, то, что говорите, это системный вопрос.

Татулова: Системный, их надо решить сейчас, они дано назрели. Простите за настойчивость. Может быть, в свободном режиме можно было бы подождать, напрячься, еще год подождать, когда заработает гильотина. Давайте сейчас. Давайте со следующего месяца. В критической ситуации очень важна скорость и риторика, которая звучит по отношению к нам. Не надо обещать, что будете сокращать людей — пришлем прокуратуру. Вы знаете, мне все равно: я вот это сделаю, ко мне уголовная ответственность, вот это сделаю — ко мне уголовная ответственность, а здесь — я банкрот.

Путин: Будете сокращать — прокуратуру никто не пришлет. Вот женщина слева от меня сидит, говорит, людей неохота увольнять, совесть не позволяет. Но кроме совести есть еще и экономические соображения. Потом, когда надо будет, их набрать надо еще где-то. Вот еще в чем вопрос. Поэтому здесь нужно быть очень аккуратным с этим увольнением.

Татулова: И поэтому вот целевая помощь, о которой вы говорите и Андрей Рэмович тоже говорит, что принято такое решение, субсидирование сейчас зарплат, вы не представляете себе, как нам больно. То есть мы набирали этих людей, учили их, потому что системы обучения тоже нет. Поэтому нам очень важно, чтобы это было сделано как можно быстрее. Вот эта скорость, она важна, потому что каждый день человек сейчас принимает только одно решение: банкротиться сейчас или побарахтаться. Поэтому не говорите слова об отсрочке. Я понимаю, что вы под этим подразумеваете, что возможно вы потом что-то реструктуризируете. Бизнес сейчас так не слышит. Скажите: сейчас мы понимаем, что очень плохо. Не отсрочка. Надо отсрочку заменить на слово «каникулы», пожалуйста, я вас умоляю. Это очень важно, иначе вы получите сейчас… Вам ФНС говорит, что вы получите другую налогооблагаемую базу, так вот я вам говорю, вы никакую не получите, не с кого брать будет. Поэтому пожалуйста, объясните им, что надо сейчас не говорить об отсрочках. Полумеры сейчас не подходят. Сейчас подходит только то, что сейчас же нужно сделать и рассказать людям: «Ребята, будет так, давайте выбираться вместе». Мы готовы. Знаете, вот любой кризис — это очень хорошая штука для какой-то пересборки. Возможно, настал такой момент. Отношения бизнеса и власти никогда не были настолько легкими. Я не знаю, как там у сырьевого бизнеса, а вот у бизнеса такого, который на земле, никогда не было легко. Может быть, это тот момент, когда нам надо вылезти вместе, заодно. И будет какач-то новая система взаимоотношений бизнеса и государства. И мы готовы, и помогать готовы.

Путин: Я так и хочу организовать эту работу. Поэтому не стал переносить вас онлайн, а хотел напрямую послушать.

 

Источник www.forbes.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*