Худшая сделка в истории: как попытка изгнанного основателя вернуть свой бизнес обернулась фиаско на $4 млрд

На календаре канун Дня благодарения 2019 года, а Эрик Бейкер уже празднует. «Никогда еще работа с мероприятиями не была так выгодна», — легкомысленно говорит он, будучи уверенным, что получит прибыль практически со всех таких событий. Двумя днями ранее Бейкер объявил о самой крупной сделке в своей жизни. Его онлайн-сервис продажи билетов Viagogo купил более крупного конкурента StubHub у eBay за $4,05 млрд. Для Бейкера это была история триумфа и мести. Во время учебы в Стэнфордской школе бизнеса он стал одним из основателей StubHub. Но затем его изгнали из компании, побудив тайком запустить Viagogo за границей. В ноябрьском пресс-релизе о сделке говорилось, что Бейкеру было предложено выкупить компанию. «Для меня это личная радость, что двое моих деток вместе и что я могу их объединить», — заявил он тогда.

Три месяца спустя, 13 февраля 2020 года, сделка была закрыта. 47-летний Бейкер, чья компания заплатила $2 млрд собственных средств и $2 млрд заемного капитала, получил в свое распоряжение международного гиганта, который в прошлом году продал миллионы билетов на мероприятия, заработав $1,5 млрд совокупной выручки. Благодаря своей доле в 23% в объединенной компании Бейкер приблизился к статусу миллиардера.

А потом началась пандемия.

Ужасное невезение

Пока коронавирус распространялся по Азии, Европе и Северной Америке, стадионы закрывались, артисты отменяли турне, а бродвейские спектакли брали паузу — все это, по оценкам аналитиков, лишило StubHub и Viagogo, как минимум, 90% выручки. В конце марта StubHub отправил в неоплачиваемый отпуск две трети сотрудников в США. Примерно в то же время агентство Moody’s понизило рейтинг компаний со «стабильного» до «негативного».

«Ужасное невезение — потратить $4 млрд всего за четыре недели до полной заморозки отрасли», — говорит консультант Эрик Фуллер, который работает с рынком билетов на мероприятия. У компаний на этом рынке невысокие накладные расходы (у них нет собственных запасов билетов), однако Фуллер полагает, что StubHub может скоро подать заявление о банкротстве, если не получит финансовую поддержку. StubHub отказалась дать комментарии для статьи, однако в апреле ее представительница сообщила Sports Business Journal, что компания «не собирается банкротиться».

Дорогие билеты, полупустые самолеты и уход лоукостеров: как мы будем летать после пандемии

Ситуация только ухудшается. Британские регуляторы начали антимонопольное расследование в отношении сделки, вынудив Viagogo и StubHub вести деятельность раздельно по крайней мере до июня. Viagogo утверждает, что сотрудничает с властями в этой «рутинной проверке». Но в результате объединение бизнес-процессов компаний оказалось отложено, а Бейкер, хотя и владеет StubHub, но даже не может позвонить топ-менеджерам компании, чтобы помочь им справиться с кризисом.

Успех — это почти всегда сочетание удачи и правильно выбранного момента. У Бейкера, который отверг все просьбы о дополнительном интервью, не было ни того, ни другого. Редко можно судить о сделке спустя всего несколько месяцев после ее закрытия, но здесь вердикт единогласен: покупка StubHub Бейкером войдет в историю как одна из худших сделок, которая была закрыта за несколько дней до того, как пандемия уничтожила бизнес по организации мероприятий, перепродажей билетов на которые Бейкер занимался.

Резюме Бейкера (Гарвард, Стэнфорд, McKinsey, Bain) кажется руководством о том, как разбогатеть. Возможно, отчасти он обязан своей карьерой династии, к которой он принадлежит. Его дедушка по материнской линии был предпринимателем в сфере недвижимости, а дед по отцовской линии управлял компанией Baker Industries,  которая предоставляла клиентам бронированные автомобили. Отец Бейкера Малькольм позднее возглавил семейный бизнес, который в 1977 году был приобретен за $118 млн (примерно $500 млн в нынешних ценах).

Эрик Бейкер ( TheLeapTV )
Эрик Бейкер ( TheLeapTV )

«Меня всегда учили радоваться тому, что ты пытаешься создать что-то свое, что ты сам себе начальник и контролируешь свою жизнь, — говорит Бейкер. — Я не знал, какую форму это примет».

Удар в спину

Он начал с того, что поступил в Гарвард, где изучал политологию, а затем пошел проторенным путем и устроился на работу в McKinsey, надеясь заработать «много денег». Но там он быстро заскучал. «Возможно, мне это не подходило, — говорил Бейкер в 2012 году в интервью USC. — Там работает множество людей с высоким IQ, которые не слишком ориентированы на бизнес».

Два года спустя, в 1997 году, Бейкер перешел в инвестиционную фирму Bain Capital, которую тогда возглавлял Митт Ромни. «Очевидно, что там я был в конце пищевой цепочки, — говорит он. — Но за два года в Bain Capital я узнал больше, чем где-либо еще».

По словам Бейкера, именно во время работы в Bain у него впервые зародилась идея онлайн-магазина билетов. Его девушка хотела сходить на бродвейскую постановку «Короля Льва», но билетов было мало, и ему пришлось обратиться к перекупщикам. «Как это вообще делается? — вспоминает он. — Надо встать на углу улицы? Мне пришлось искать в интернете билетного спекулянта и платить бешеные деньги. Это было не слишком приятно».

Коронавирус ударил по бизнесу Трампа: состояние президента США сократилось на $1 млрд за месяц

Он отложил эту идею, а следующей осенью поступил в Стэнфордскую школу бизнеса. Там он познакомился с Джеффом Флуром, первокурсником с квадратной челюстью и опытом в инвестициях. Они представили концепцию Бейкера на ежегодном конкурсе бизнес-планов Стэнфорда. Из десятков кандидатов они вошли в число шести финалистов.

Но на финальный раунд партнеры не явились. «Мы не хотели привлекать внимание потенциальных конкурентов», — говорит Флур, который с тех пор успел основать венчурную фирму Craft Ventures, инвестировавшую помимо прочего в Houzz, Twilio и Warby Parker.

В этот момент пути основателей впервые разошлись. Флур бросил учебу, чтобы развивать проект вместе с небольшой командой, в которую входил и Джефф Лоусон (теперь он основатель Twilio и миллиардер). Это было рискованно. Пузырь доткомов только что лопнул. «Мы, можно сказать, плыли против течения», — говорит Флур.

Номера без вешалок и минибаров: какими будут отели после пандемии коронавируса

Бейкер остался в Стэнфорде, но продолжал оказывать поддержку и сохранил долю в проекте. «Поначалу он не хотел принимать на себя обязательства», — говорит один из первых сотрудников StubHub. Сайт был запущен в октябре 2000 года без участия Бейкера.

К тому времени, когда в июне 2001 года Бейкер вернулся в компанию и занял пост президента, Флур, который тогда был генеральным директором и крупнейшим индивидуальным акционером компании, уже значительно доработал бизнес-план: брокеры или постоянные владельцы билетов могли выставлять билеты на продажу, а StubHub получал отчисления и от покупателя, и от продавца (сейчас комиссия сервиса составляет в среднем 23%).

Хотя бизнес процветал, к 2004 году между основателями начались конфликты. Согласно вышедшей позднее публикации Fortune, Бейкер хотел работать над сотрудничеством с ведущими спортивными лигами, а Флур пытался развивать StubHub как независимую компанию. «Это были не первые разногласия, — рассказывал Бейкер в ноябре прошлого года. — Все было устроено так, что Джеффу принадлежало немного больше акций, чем мне». По словам Бейкера, совет директоров и Флур хотели от него избавиться. «Они сказали просто: «С тобой покончено. Ты уволен. Уходи».

Китай теснит США, фармацевты и страховщики занимают места нефтяников: как пандемия меняет крупнейший бизнес

Бейкер подумывал провести год, путешествуя по миру. А затем ему пришла идея получше. Когда он покидал StubHub, его не просили подписать соглашение о неконкуренции. «Думаю, они рассуждали так: «Ну Эрик же второй крупнейший акционер, он не станет конкурировать», — вспоминает Бейкер. Это оказалось ошибкой. Спустя всего месяц после ухода Бейкер, планируя начать свое путешествие с Лондона, внезапно осознал, что от европейского рынка его бывших коллег отделяли годы. Он решил их обогнать.

Горькая месть

Одетый в бледно-голубую рубашку (как всегда, без галстука), Бейкер презентовал свой грандиозный проект в Европе в августе 2006 года. После года тайной подготовки он провел пресс-ланч по поводу запуска Viagogo в компании топ-менеджеров из футбольных клубов «Манчестер Юнайтед» и «Челси», первых партнеров компании. «StubHub не знал, что я этим занимался, вплоть до самой презентации, — рассказал Бейкер Forbes. — Думаю, они были в шоке».

Он едва успел насладиться местью. Годом позже eBay приобрела StubHub за $310 млн. Бейкер позднее рассказал The Wall Street Journal, что возражал против сделки и считал, что Флур и другие акционеры продали бизнес слишком рано. Оказавшись в меньшинстве во время голосования, он забрал деньги и сосредоточился на Европе.

Обязательная медсправка и запрет на очереди в туалет: как мировая авиаиндустрия возобновляет полеты

Используя ту же бизнес-модель, что и StubHub, Viagogo привлекла множество знаменитых инвесторов, вроде Штеффи Граф, Андре Агасси и миллиардера-основателя LVMH Бернара Арно. Чтобы его не вынудили покинуть еще одну компанию, Бейкер оставил себе мажоритарный пакет акций, что гарантировало ему полный контроль. «Я следовал примеру Путина и Политбюро», — шутил он в 2012 году, за много лет до того, как подобные выражения вышли из моды после скандалов с основателями стартапов Адамом Нойманном и Трэвисом Калаником. Бейкер утверждает, что Viagogo росла быстрее, чем StubHub в ранние годы, и к 2011 году компания ежегодно обрабатывала транзакции на сотни миллионов долларов. К 2019 году она обрабатывала миллиарды и приносила прибыль. По оценкам Forbes, в прошлом году ее валовая рентабельность составляла 25% даже в условиях высококонкурентного рынка, где компания состязалась с Ticketmaster, Vivid Seats, Eventbrite, SeatGeek и, да, StubHub, чья рентабельность была немного ниже.

Но этому успеху сопутствовало множество негативных отзывов в прессе: артисты возмущались завышенной стоимостью билетов, клиенты жаловались на скрытые комиссии и фейковую рекламу. В 2018 году Марго Джеймс, тогдашний министр цифровых и творческих отраслей Великобритании, заявила в эфире BBC Radio: «Не выбирайте Viagogo. Это худший сервис».

«Критики всегда найдутся, — заявил Бейкер в ноябрьском интервью для Forbes. — Нужно обучать людей, когда вы меняете отрасль… Нам стоит больше над этим работать. И мы так и поступаем».

Тем временем в США eBay, материнская компания StubHub, подвергалась давлению другого рода. На протяжении почти года воинственный акционер Пол Сингер и его хедж-фонд Elliott Management вынуждали компанию избавиться от неключевых активов. И Elliott Management редко проигрывает. Как известно, Сингер 15 лет вел тяжбу с правительством Аргентины из-за выплат по облигациям, в результате чего в 2016 году его фонд получил $2,4 млрд. В этом случае eBay чрезвычайно повезло, что на StubHub нашелся покупатель. 

Очередь на взлет: какие авиакомпании первыми выйдут из кризиса после пандемии

Бейкер, в свою очередь, сохранял спокойствие, даже когда 30 января, за две недели до закрытия сделки, Всемирная организация здравоохранения объявила СOVID-19 чрезвычайной ситуацией международного значения. Шанс отомстить был слишком притягателен, чтобы от него отказаться: годами ранее он получил суровый урок, когда не решился бросить учебу в Стэнфорде, чтобы посвятить все время StubHub. Это решение стоило ему доли в компании и позднее работы. В этот раз он продолжал стоять на своем.

Он продолжил работу над сделкой и финансировал ее из заемных средств, а также из средств двух своих основных инвесторов: венчурной фирмы Bessemer Venture Partners и Madrone Capital Partners, инвестиционной фирмы, аффилированной с семейством Уолтон, которое владеет Walmart. Ни одна из них не предоставила комментарии для этой статьи. В интервью CNBC сразу после приобретения Бейкер спокойно заметил: «Сейчас распространение вируса ограничено Азией».

Цунами отмен

Теперь, в мире, который в одночасье преобразился, уверенность Бейкера кажется чрезмерной. Волна отмен была подобна цунами: концерты Мадонны, «Мартовское безумие», гонки Nascar, конференция South by Southwest, бродвейские постановки, Октоберфест в Мюнхене, Уимблдонский турнир…

Как два эмигранта из СССР построили в США бизнес стоимостью $20 млрд

Клиенты начали массово требовать возврата денег. В США StubHub отказывался платить кроме как в случаях, когда он был обязан сделать это по закону. Вместо этого компания стала предлагать ваучеры на 120% от суммы первоначальной покупки, что представляло собой изменение обычной политики возвратов. Проблема заключалась в том, что у компании не было денег. StubHub годами работала без резервов: сразу после транзакции она отдавала продавцу его долю от продажи билета, даже если до мероприятия оставались месяцы. После начала эпидемии получение возвратов от тысяч продавцов одновременно было маловероятным.

«Невозможно возместить все эти выплаты, не привлекая дополнительное финансирование», — говорит Эрик Фуллер, консультант, специализирующийся на отрасли живых мероприятий. Только представьте себе бурю в соцсетях и возможные судебные иски. В апреле житель Висконсина подал коллективный иск к StubHub, требуя $5 млн. Компания отказалась дать комментарий.

«Многие компании, которые живут от месяца к месяцу или строят планы не далее трех месяцев вперед, столкнутся с большими трудностями», — говорит Фред Розен, который управлял Ticketmaster с 1982 по 1997 год. Однако он добавляет: «Как только живые мероприятия возобновятся, появится StubHub 2… Бизнес такого формата не умрет. Вопрос в том, как долго он сможет продержаться в условиях кризиса.»

Карантин не для всех: состояние 25 богатейших миллиардеров мира выросло на $255 млрд за два месяца

Пока что компании Бейкера еще платежеспособны. В марте Moody’s сообщило, что у компаний остаются средства в размере более $400 млн: этого должно хватить хотя бы на несколько месяцев, полагает агентство. Есть и ресурсы инвесторов Бейкера, если только они решат рискнуть и вложить еще больше денег в компанию, будущее которой неопределенно.

Проблема в том, что никто не знает, что будет дальше. StubHub и Viagogo, вероятно, восстановятся после кризиса в числе последних. Они зависят не только от живых мероприятий (а они, скорее всего, вернутся на прежний уровень только после появления вакцины), но и от избыточного спроса на эти мероприятия, который побуждает покупателей обращаться к рынку перепродажи билетов. На это могут уйти годы.

Надо же, как стремительно все изменилось. «Мы считаем, что мы оказались на пересечении двух очень удачных трендов, — говорил Бейкер в преддверии сделки в ноябре. — Один из них — то, что я называю глобализацией, поскольку мир становится меньше, а второй — живые мероприятия». Потом ветер переменился и лишил Бейкера удачного положения. Круг замкнулся. Только не так, как ему бы хотелось.

Черный апрель: сколько потеряли из-за пандемии короли российской недвижимости

DEFAULT NODE

Черный апрель: сколько потеряли из-за пандемии короли российской недвижимости

Чтобы составить полную картину происходящего на рынке, мы попросили всех участников рейтинга «Короли российской недвижимости» рассказать, что происходило с их бизнесом в апреле. Если компания соглашалась раскрыть данные, как изменился ее месячный арендный доход по сравнению с благополучным апрелем 2019 года, мы использовали эти данные. Если нет, то мы пользовались среднерыночными отраслевыми коэффициентами, которые выявили с помощью опроса участников рынка и аналитиков. Для наглядности мы пошли на ряд упрощений: например, взяли за отправную точку среднемесячный арендный доход той или иной компании в 2019 году, не учитывая регулярность платежей и вариативность таких показателей, как процент с оборота. Все приведенные ниже расчеты — индикативная оценка Forbes, и они не могут быть использованы для целей налогообложения. Мы благодарим за помощь компании Knight Frank, Colliers International, CBRE, JLL. Подробнее о ситуации на российском рынке читайте здесь.

Главная фотография: 
http://www.forbes.ru/sites/default/files/gallery_images/1-gettyimages-1206760405.jpg__1588236447__73044.jpg
Тэги: 
короли российской недвижимости
рейтинг рантье
коронавирус
Отображать в тексте статьи(под снос): 
Не отображать в тексте статьи
Подзаголовок: 
Если в прошлом году совокупный месячный арендный доход участников рейтинга «Короли российской недвижимости» переваливал за $650 млн, то в апреле 2020-го он едва превысил $250 млн. Чей бизнес пострадал сильнее?
Авторы: 
Мария Абакумова
Юлия Титова
Александр Левинский
Елена Ганжур
Анастасия Ляликова
Отправить Push-уведомление в iPhone (под снос): 
Не отправлять Push-уведомление
Рубрика (канал): 
Бизнес
Не показывать рекламу: 
показывать рекламу
Не экспортировать в Яндекс и соц сети: 
экспортировать в Яндекс
Топ1: 
не топ1
Топ 3 с текстом: 
НЕ Топ 3 с текстом
Топ 3 с картинкой: 
не Топ 3 с картинкой
Не показывать в списках: 
показывать в списках
Срочно отправлять в соц сети: 
Срочно отправлять в соц сети
Заменить кавычки на ёлочки: 
Заменить кавычки на ёлочки
Проверено корректором: 
Проверено корректором
Статус материала: 
Статус: 
У редактора
Не создавать InstantArticles: 
Создавать InstantArticles
Бесплатный материал: 
Бесплатный материал
Дополнительная оплата за трафик: 
С оплатой за трафик
Количество шар: 
0
Количество просмотров: 
0
Количество просмотров за неделю: 
0
Количество просмотров за месяц: 
0
Количество просмотров за год: 
0
Дизайн галереи: 
Стандартный
Просмотров за 31 день: 
«Тёмный» материал: 
«Тёмный» материал

Перевод Натальи Балабанцевой

Источник www.forbes.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*