«Хорошая почва для взрыва идей». Мир во время пандемии глазами русских художников

«Я верю, что вся эта ситуация с пандемией подготовит хорошую почву для взрыва идей, которые удивительным образом украсят  новую страницу истории двадцатых годов двадцать первого века. Я верю, что я не одинок в выборе такой стратегии. Страх смерти, пронесшийся призраком по Европе и всему миру, заставит многих авторов отбросить лишнее и начать делать вещи действительно великие, стоящие и смелые. Но, это все великие белоснежные вершины хоть и близкого, но все-таки будущего, а здесь, у их подножия, на равнинах нашей эмигрантской реальности кризис только начинает расцветать цветами истинных последствий.

Где-то там, между выставками, эскизами и бесконечными текстами в соцсетях, я спускаюсь на землю и становлюсь нелегалом гастарбайтером, пропадающим тенью на стройках, которые в Черногории не останавливались ни на день, и все еще движутся по инерции финансовых вливаний прошлого туристического сезона. Ростки творчества и тут не отпускают меня, превращаясь в руках в волшебную палочку. «Вжух», и все не так грустно, и ты уже не гастер в грязной робе, а снова художник и вокруг тебя не безликая покраска метровых квадратов, а целый муралистический и достаточно концептуальный проект… А это все не просто пыльная работа, а серьезная подготовка поверхности к творческим камланиям», — пишет Павел Брат, живущий в Черногории. 

Тем временем Мария и Наташа Арендт в Лондоне снимают видео  о своей жизни в искусстве. Наташа Арендт придумала новый жанр «Безотходный ассамбляж». Екатерина Муромцева в Загребе открыла картинную галерею «Балкон» на своем балконе, где провела уже несколько выставок. Юрий Альберт в Кельне перебрал свой архив и создал новую работу. Дмитрий Врубель, увлеченный VR-проектом, почти не заметил карантина в Берлине, как и Валерий Кошляков в Париже, который просидел все время в своей студии: «Кроме ощущений опасности, которая исходит только с экрана телевизора, все остальное воспринимается как дивный сон». А Дмитрий Булныгин, запертый в мастерской-крепости в деревне под Парижем, нелегально собирает валежник, чтоб топить печь и вырезает из древесины молочных поросят. В другой деревне, австрийской, в своем доме-студии художники  Вадим Космачев и Алена Конева восприняли карантин как дар судьбы, шанс на болдинскую осень.

14 российских художников рассказывают о своей работе и жизни за границей в период пандемии.

 

Источник www.forbes.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*