«У нас геев нет». В Берлине показали шокирующий документальный фильм «Добро пожаловать в Чечню»

61-летний документалист Дэвид  Франс умеет мастерски работать со сложными темами. В 2013-м он получил номинацию на «Оскар» за свой первый фильм «Как выжить во время чумы« про борьбу ВИЧ-инфицированных американцев за свои права. «Добро пожаловать в Чечню» не уступает дебюту, а, возможно, и превосходит.

Основано на реальных событиях

Поводом для новой работы стала намного более опасная  тема — преследования ЛГБТ в российской Чечне. Впервые о массовых задержаниях и пытках геев в Чечне «Новая газета» сообщила в апреле 2017 года. Со ссылкой на источники издание писало, что власти Чечни начали помещать заподозренных в гомосексуальности мужчин в «тайные тюрьмы», при этом несколько человек были убиты. Власти Чечни отрицали все обвинения: по словам Альви Каримова, пресс-секретаря главы Чечни Рамзана Кадырова, информация о преследованиях была «абсолютной ложью» и «никаких задержаний по признакам сексуальной ориентации» в Чечне «не было и не могло быть». 

В январе 2019 года «Новая газета» со ссылкой на свои источники и источники правозащитной организации «Российская ЛГБТ-сеть» написала, что в республике возобновились преследования людей нетрадиционной сексуальной ориентации. По информации «ЛГБТ-сети», с апреля 2017 года организация эвакуировала из республики около 150 человек, из которых более 130 покинули Россию.

Что показали в Берлине

Франс откровенно показывает, как преследуют чеченских геев, не вырезая даже сцены расправ. Небезопасными съемки были не только для преследуемых гомосексуалов. Как рассказал Франс в интервью «Радио Свобода», практически все снималось тайно: «Вся наша съемочная группа была — я и Аскольд [Куров]. У нас не было звуковика, мы снимали в основном на простенькую камеру для туристов, которая через bluetooth была подключена к мобильнику Аскольда, и он мог настраивать фокус и кадрировать, в то время как со стороны казалось, что он с кем-то переписывается. Когда мы снимали в общественных местах, у нас с собой ничего не было, что могло бы нас выдать. Мне кажется, у нас получилось остаться незамеченными».

Лента повествует о событиях 2017 года. При обнаружении наркопритона чеченская полиция в телефоне дилера находит интимные фото и переписки, выдающие гомосексуальность владельца. С простой случайности начинается настоящая «охота на ведьм». Зритель «Добро пожаловать в Чечню» становится невидимым спутником группы энтузиастов, помогающих притесненным чеченцам покинуть родную страну, где им, «неправильным», как оказалось, нет места.   

 

 

По структуре фильм похож на русскую матрешку, в которой скрыты все новые уровни страха и боли — от фантомных до самых настоящих, парализующих. Сначала зрителю показывают общие механизмы переправки геев из Чечни за рубеж. Главными героями выступают активисты ЛГБТК+ (аббревиатура, которая означает сообщество гомосексуалов, бисексуалов, трансгендеров, интерсексуалов и асексуалов). Затем история сужается до конкретных историй. Одна из них про Гришу, временно работавшего на территории республики и схваченного местными правоохранительными органами. Грише удается бежать. Но его побег стал угрозой для семьи и партнера — их перевозка в безопасное место стала отдельным эпизодом картины.

Потом появляется Аня — дочка высокопоставленного чиновника, которую за неразглашение ее ориентации хочет изнасиловать собственный дядя. Помогали вывезти Аню из страны сами авторы картины — Франс и оператор Аскольд Куров, которые приехали в Чечню под видом футбольных фанатов. Перед поездкой они консультировались со специалистами по безопасности из США и Великобритании, которые ранее работали в спецслужбах. О безопасности героев фильма тоже позаботились — переозвучили, изменили голоса, скрыли реальные лица. 

«Добро пожаловать в Чечню» — фильм травмирующий. Особенно сложно смотреть истории неудач спасателей и видеозаписи, которые передали режиссеру активисты. На этих роликах — реальные изнасилования, избиения на улицах и даже убийствам. 

Франс отмечает, что фильм получился дорогостоящим — в первую очередь, из-за командировок и необходимости соблюдать строгие правила безопасности, но конкретных цифр не раскрывает: «Нам помогали [американские] НКО, которые поддерживают независимое расследовательское кино, но этого оказалось недостаточно. Мы обратились в семейные фонды, которые управляют семейными состояниями и хотят тратить деньги на благие дела». Еще один источник финансирования — простые американцы и канадцы, в большинстве случаев — представители ЛГБТ-сообщества.

В ленте звучит фраза о том, что за Чечней и другими столь консервативными регионами пандемия гомофобии может открыто захватить и главные города страны — Москву и Санкт-Петербург. И здесь сложно не вспомнить дело убитого в столице гея Романа Ендалова, которое закончилось оправданием напавшего на него мужчины — с формулировкой, что погибший «сам упал на нож». Получается, предсказание героя фильма уже будто бы сбывается.

Источник www.forbes.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*