Страшная сказка про Холокост: с кем воюет Аль Пачино в сериале «Охотники»

1977 год. Скромный еврейский юноша по имени Джона живет обычной жизнью современного молодого человека: что-то делает, иногда приторговывает травкой, тусит с друзьями, пьет пиво и о мировых проблемах совершенно не думает. Джона живет со своей бабушкой по имени Руфь, бывшей узницей нацистских лагерей смерти. И вот однажды забравшийся в их дом грабитель убивает Руфь. 

Это событие становится водоразделом в жизни скромного тихого Джоны. На похоронах он знакомится со старым другом бабушки, еврейским миллионером Майером Офферманом, который руководит тайным обществом «Охотников». Охотники выслеживают и убивают, по возможности максимально жестоко, нацистских преступников, спрятавшихся после окончания Второй мировой войны в США. И бабушка Джоны тоже была частью этой организации. В силу ряда обстоятельств Охотником становится сам Джона. 

На протяжении десяти серий разношерстная группа единомышленников разных национальностей и цвета кожи под предводительством Оффермана будет ловить, пытать и убивать разнообразных неприятных нацистов. Нацисты, пока их все не отловили, тоже сложа руки не сидят, а замышляют коварный план по созданию Четвертого рейха.

«Охотники» — это классический комикс про героев и злодеев. Герои в нем очень положительные и сложные, а вот злодеи — абсолютное и однозначное воплощение зла. Сериал, надо сказать, такой безуловности не стесняется — даже интонационно «Охотники» находятся ближе к экшнам «Хэппи!» или «Пацаны», чем к серьезным драмам.

Многих зрителей эта неожиданная комиксовая интонация от сериала отпугнула и даже вызвала возмущение. В первых сериях во флэшбеках героев показывают запредельно жестокие, но не имеющие исторических отсылок сцены нацистских зверств: например, комендант лагеря играет с еврейским шахматистом-заключенным в живые шахматы, где все фигуры — это узники концлагеря, которым в ходе игры нужно друг друга убивать. В другой серии зритель наблюдает вымышленное шоу «Голос-Концлагеря», где нацистский радист заставляет заключенных петь гимн Германии и убивает тех, кто фальшивит или не попадает в ритм. 

В своей готовности играть в альтернативную историю, автор Дэвид Вэйл превосходит, пожалуй, даже Квентина Тарантино с его «Бесславными ублюдками». В тех случаях, когда Тарантино все-таки останавливался перед какими-то невидимыми линиями на песке, Вэйл продолжает, порой довольно дискомфортно для зрителя, придумывать и переосмысливать. Но кажется, этому авторскому решению можно найти убедительное объяснение. 

«Охотники» — это не комикс про Холокост, не попытка объяснить младшему поколению зрителей чудовищные события прошлого. Приняв как данность то обстоятельство, что великие режиссеры уже сняли свои великие фильмы на эту страшную тему, Вэйл выбирает радикально другой путь. Его сериал — это запредельно эмоциональная, страшная сказка и единственная доступная ему как автору и человеку попытка восстановить историческую справедливость для своих бабушки и дедушки, прошедших лагеря смерти. 

«Охотники» пропитаны не только понятной ненавистью автора к нацистам, весь сериал — это гигантское признание в любви еврейской традиции, религии, молитвам, обрядам, еде, семье, всему, что делает еврея евреем. Это видно по тому, с какой нежностью сериал рассказывает о настоящих трагедиях Холокоста — не эффектных и вымышленных, а реальных, очень личных, камерных и от того много более страшных. 

Каждая деталь и каждая сцена в «Охотниках» говорит о любви автора к своему народу. Но, как признается сам Вэйл, главным двигателем и вдохновением в работе над сериалом было совсем другое чувство — ярость. И вот эта полярность эмоций становится самой неожиданной, цепляющей чертой проекта, делает его не просто очередной сомнительной развлекательной историей, а актуальным и искренним высказыванием.

[осторожно, впереди небольшие спойлеры]

Но нацисты с их игрушечным «Четвертым рейхом» — отнюдь не главные злодеи сериала «Охотники». Ярость автора направлена на американские власти, которые решили после окончания войны взять в США и заставить работать на себя нацистских функционеров и ученых. И это уже вполне реальная история — «Операция Скрепка», в рамках которой в США переехали видные немецкие ученые, включая Вернера фон Брауна, отца американской космической программы (и создателя немецкой ракеты Фау-2, на заводе по производстве которой работали и умирали еврейские заключенные) и Хубертуса Стуолда, основоположника космической медицины и нацистского ученого, который в лагере Дахау ставил эксперименты над евреями. 

И именно против них направлена вся ярость автора. Не против садистов в форме СС, а против высокопоставленных американских чиновников, военных и политиков, поставивших мифические «интересы государства» или «научно-технический прогресс» выше морали. И когда сериал дойдет до этой темы, по степени остроты высказывания ему уже не будет равных. Пожалуй еще ни разу ни одна из платформ не запускала настолько яростно анти-государственные и «непатриотические» крупнобюджетные сериалы. 

«Засуньте свою высадку человека на Луне в одной место, если ради нее вы сотрудничали с людьми, даже косвенно причастными к Холокосту», — довольно прямо говорит нам сериал. «Операция Скрепка» делает Америку морально ответственной за все преступления против человечности, которые совершил режим Гитлера и никакая космическая программа, никакая «победа над СССР» или другие «государственные интересы» не могут оправдать этого решения, потому что человек и его права, в первую очередь право на жизнь — это абсолют. 

Когда сериал дойдет до этой темы, по степени остроты высказываний ему уже не будет равных. Пожалуй, еще ни разу ни одна из американских платформ не запускала настолько яростно антигосударственные и «непатриотические» крупнобюджетные сериалы. Тут-то и становится понятным, чем именно начинающий автор Дэвид Вэйл сумел влюбить в свой замысел одного из главных голливудских продюсеров Джордана Пила и выдающегося актера Аль Пачино. «Охотники», которые начинаются как очередной комикс, оказываются радикальным и очень своевременным гуманистическим высказыванием не только и не столько о послевоенной Америке, но о сегодняшнем дне.

Финальная серия «Охотников» готовит еще один неожиданный поворот, который делает и саму историю, и ее героев чуть сложнее и интереснее, чем казалось на протяжении девяти серий. Но это уже — вишенка на торте. В остальном, «Охотники» — чрезвычайно неровный, местами шероховатый, не идеальный, но важный сериал. А если вы любите Аль Пачино, то ознакомиться с ним стоит непременно — это его лучшая роль за бог знает сколько лет. 

Источник www.forbes.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*