Сели на ветку: Третьяковская галерея начала получать доходы от эндаумента

Произведение московского концептуализма — «Ветка» Андрея Монастырского 1996 года —оказалось в музее благодаря множественным коллективным действиям. «Ветка» — первая работа, которую музей купил на деньги, полученные от дохода эндаумента. Эндаумент-фонд был основан на 100 млн рублей, пожертвованные в июне 2019 года Владимиром Потаниным.  Разделив взнос мецената на две части, музей сформировал два эндаумента и отдал их в управление Газпромбанку и ВТБ Капиталу. В январе 2020 года чистый доход каждого из эндаументов составил около 3 млн рублей. Одну часть направили на реконструкцию дома семьи Третьяковых. А на другую решено было купить произведение современного искусства 1990-х годов, чтобы закрыть «есть чудовищные лакуны» в коллекции этого периода в музее, как определила директор Третьяковки Зельфира Трегулова. На право стать первым приобретением эндаумента претендовали четыре работы. На заседании государственной закупочной комиссии всех обошла «Ветка» Андрея Монастырского. 

Церемонию передачи работы в коллекцию музей провел как интеллектуальный квест, со множественными подтекстами. Из-за угрозы вируса мероприятие прошло в узких, но представительных кругах. Присутствовал сам художник ( в коллекции галереи хранятся его два объекта, «Пушка» и «Дышу-слышу»), галерист Елена Селина (ее ХL-галерея продала работу Андрея Монастырского музею), и ведущие специалисты Третьяковки. «Ветку» Монастырского — сухая ветка висит на фоне листа фанеры, прикрепленная к нему с помощью четырех мотков скотча, одним концом упирается в текст в рамке, посвященный музыке Веберна, — Третьяковка представила на фоне «Ветки» Иванова, эскиза к «Явлению Христа народу», символа радостной гармонии природы. 

Появлению этого объекта Монастырского в коллекции Третьяковки предшествовала бурная дискуссия в фейсбуке (кто-то даже писал о том, что этот объект ни какое не искусство, не то что экспонаты в музее Фаберже), так что artguide  провел большое культурологическое  расследование на тему «Ветки» 1996 года и ее современного понимания. 

Но всех примирили в своих выступлениях Светлана Степанова, старший научный сотрудник отдела живописи XVIII — первой половины XX века, которая напомнила, что Иванов никогда не был в Палестине, а свою «Ветку» написал в Италии, так что с документальной точки зрения у Иванова не совсем та ветка, которая должна была  быть в сюжете «Явление Христа народу», и Ирина Горлова, руководитель отдела новейших течений. Горлова рассказала о том, что когда она с сотрудниками пришла в зал Иванова монтировать «Ветку» Монастырского, смотрители спросили ее, верно ли, что эту ветку художник привез из Израиля. «И я подумала, что мы можем предположить, что эта самая ветка, которую Иванову не удалось увидеть в Израиле. Хотя это, конечно же, совсем не так, вдруг у этих двух веток нашлось  связующее звено. Ведь когда речь заходит о ветке в русском искусстве, в первую очередь приходит на ум эскиз Иванова. Его ветка одним концом связана с деревом, она примыкает к плоти, к земле, а другим концом прорывается в небо, соединяя материальное и духовное. Но что такое духовность, как не музыка? И «Ветка» Монастырского посвящена музыке  Веберна, великого композитора-авангардистам, доказавшего, что музыка остается музыкой, даже если она лишена музыкальной гармонии. И в этой работе есть чувство дисгармонии: мы видим высохшую ветку (как сказала Светлана Степанова, может быть она когда-нибудь процветет как ветка библейского Аарона ), которая одним своим концом прижимает листочек, посвященный музыке», — рассказала Ирина Горлова.

В своей работе Монастырский предполагает возможность размотать скотч и услышать эту музыку. Но с 1996 года, с момента создания «Ветки», таких желающих не нашлось.

«Мы понимаем, что лучше сохранить тишину, чем вызвать звук скрежета скотча. Эта тишина того же рода, что и у Джона Кейджа в его 4’33’’. И в этом точность поэтической фразы Андрея Монастырского, он останавливает зрителя, когда сообщает в своем тексте, что это будет «не та музыка», — объяснила Ирина Горлова.  

Когда музей откроется после карантина, «Ветка» Андрей Монастырского уже займет свое место в зале Новой Третьяковки. 

Владимир Потанин Рейтинг Forbes: №6 Состояние: $18100млн

Источник www.forbes.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*