Российский бизнес отложил инвестиции до начала структурных реформ

Более половины крупных промышленных предприятий России считают недостаточным уровень своих инвестиций. При этом подавляющее большинство компаний объясняет это не только ограниченностью своих финансовых ресурсов, но в большей мере препятствиями нефинансового характера. Такой вывод содержится в аналитической записке «Почему промышленные предприятия не инвестируют», подготовленной Департаментом исследований и прогнозирования ЦБ по результатам опроса 495 крупных российских промышленных предприятий.

За основу исследования был взят опрос, проведенный в ноябре 2016 года Банком Англии среди предприятий частного сектора. В России опрос проводился весной 2019 года и касался инвестиций предприятий в 2016–2018 годах. В ЦБ объяснили интерес к этому периоду тем, что, несмотря на восстановление с 2017 года положительной динамики инвестиций в основной капитал, в экономике сохранялись последствия рецессии. И поэтому «было важно выявить, что сдерживало рост инвестиционной активности бизнеса.

Опрос был ориентирован в основном на крупные и крупнейших предприятия (численность персонала свыше 251 человека), «которые являются главным двигателем инвестиций и роста в российской экономике». На них пришелся 71% опрошенных компаний. В выборке были представлены промышленные предприятия обрабатывающего и добывающего секторов, за исключением компаний ТЭК («поскольку их число не является достаточным для получения репрезентативных результатов»). Из них 78% были частными, 8,9% — смешанными (частными с участием государства), 5,1% — государственными и муниципальными компаниями, 4,4% — компаниями с иностранным капиталом.

«Инвестировали недостаточно»

Отвечая на вопрос о достаточности своих инвестиций в 2016-2018 годах, больше половины компаний-респондентов (51,2%) указали, что инвестировали недостаточно, 47,3% отметили достаточный объем инвестиций и 1,5% посчитали его чрезмерно высоким.

В ряде отраслей превалируют предприятия, где уровень инвестиций назван достаточным. Таково положение дел в деревообработке (80% опрошенных), изготовлении готовых изделий, резины и пластмасс (по 63%), добыче минералов кроме ТЭК (62%) в химпромышленности (59%). Иначе дела обстоят в фармацевтике, где предприятий с недостаточными инвестициями 70%, в легкой промышленности (69%), в производстве стройматериалов (63%), машин и оборудования (60%), в производстве пищевых продуктов (54%).

Аналитики ЦБ отмечают, что в пищевой промышленности потенциал для наращивания инвестиций за период с 2016 по 2018 год был практически исчерпан в связи с активными вложениями в предыдущие годы в рамках импортозамещения. Но в других отраслях с высокой долей импорта рост инвестиций могли бы подтолкнуть возможности для конкуренции с импортом, которые открылись в связи с ослаблением рубля. Однако этому препятствует низкая привлекательность этих отраслей, связанная с низкой рентабельностью, повышенным кредитным риском и неочевидными перспективами их роста.

Почему не инвестируют

При выяснении причин недостаточного инвестирования ЦБ России действовал по аналогии с анкетой Банка Англии и условно разделил ограничивающие факторы на препятствия финансового и нефинансового  характера. Первые связаны с высокой стоимостью заимствований, ограниченным доступом к финансированию, приоритетом неинвестиционного использования средств. Вторые, в том числе — с нехваткой квалифицированных кадров, длительным сроком окупаемости, высокой неопределенностью экономической ситуации и регуляторной нагрузкой, низкой защищенностью прав собственности. 

Выяснилось, что главное ограничение для инвестиций — недостаток собственных средств. На это указали 81% предприятий с недостаточным уровнем инвестирования. 47% таких компаний отметили высокую стоимость заемного финансирования, 45% — высокую неопределенность экономической ситуации, 38% — длительный срок окупаемости инвестиционных вложений (38%). Опрос Банка Англии также показал, что недостаток собственных средств является наиболее распространенным препятствием для предприятий с ограниченным объемом инвестиций. За ним следуют ограниченные возможности получения заемных средств. «Таким образом, в отличие от британских компаний, серьезной проблемой для российского бизнеса представляется не столько доступ к заемному финансированию (занимает шестое место по степени значимости), сколько стоимость финансирования», — отмечает российский регулятор.

Проведенный ЦБ опрос показывает, что малый бизнес в России больше подвержен давлению со стороны нефинансовых факторов. Длительный срок окупаемости проектов, нехватка квалифицированных кадров, слабая защита прав собственности и высокая регуляторная нагрузка менее актуальны для компаний, с численностью персонала свыше 1000 человек, но важны для малых и средних предприятий.

В целом, отмечает российский регулятор, 91,5% предприятий с недостаточным уровнем инвестиций имели хотя бы одно серьезное препятствие, связанное с ограничением финансовых ресурсов. При этом 98,8% из них сталкивались с препятствиями нефинансового характера, а около 90,3% отметили и те, и другие ограничения. В Великобритании, для сравнения, 84% компаний с ограниченными инвестициями испытывали влияние нефинансовых факторов, 61% предприятий отмечали негативное влияние финансовых препятствий и около 50% ощущали ограничения со стороны и тех, и других. «Это говорит о том, что для стимулирования производственных инвестиций в российском промышленном комплексе необходимы прежде всего меры структурной политики, в том числе направленные на улучшение делового климата», — подчеркивает Банк России. 

Куда инвестируют

В ходе опроса регулятор выяснил особенности принятия инвестиционных решений российскими промышленными компаниями. Большинство опрошенных предприятий — около 80% — отметили, что основанием для инвестиционных вложений была необходимость замены оборудования, либо запланированная (64%) либо в связи с поломкой (43%). «Это означает, что инвестиционные вложения носили в основном вынужденный характер и были направлены на поддержание и обновление существующих мощностей», — подчеркивает ЦБ.

Третий по значимости критерий оценки целесообразности инвестиций — период окупаемости (32%). «То есть важным была не столько доходность инвестиционного проекта, сколько его окупаемость в максимально короткие сроки. Стремление компаний к привлечению проектов с максимальной ликвидностью объясняется, скорее всего, высокой неопределенностью экономической ситуации в стране в последние годы и постоянно меняющейся конъюнктурой зарубежных рынков в условиях санкций», — говорит по этому поводу российский регулятор.

Результаты опросов свидетельствуют, что треть компаний вкладывают в инвестиции более половины своей прибыли. При этом 47% предприятий более трети полученной прибыли оставляют на балансе. По мнению ЦБ, это говорит о том, что производители в условиях ограниченного использования заемного капитала либо накапливали собственные средства на балансе для их последующего инвестирования, либо занимали выжидательную позицию в условиях низких стимулов к инвестициям в период экономической и геополитической нестабильности 2016–2018 годов. 

Аналитики ЦБ по результатам исследования делают вывод, что относительно низкая инвестиционная активность промышленных предприятий в 2016–2018 годах была обусловлена сочетанием ряда ограничений, которые во многом носят нефинансовый характер. «Поэтому для ускорения роста инвестиций необходимо в первую очередь решать структурные проблемы в экономике, проводить меры, ориентированные на улучшение делового климата, развитие конкуренции и снижение доли госсектора», — считают авторы аналитической записки.

Читайте также

«Эффект гранаты, брошенной в курятник»: как миллиардеры переиграли помощника президента
Защита Силуанова: бизнесу гарантируют стабильные правила игры и компенсируют санкции

Источник www.forbes.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*