Пледы и зрелище: президент сети кинотеатров «Каро» о будущем индустрии

Как устроен бизнес кинотеатра?

Всем известно, что есть производители контента: крупные голливудские или локальные студии, которые создают кино. Дальше это кино в России адаптируют и готовят к прокату (переводят, планируют рекламную кампанию) специальные компании, которые называются дистрибуторы. После чего мы получаем уже готовый продукт — с озвучкой или субтитрами, продуманной рекламной кампанией. Мы являемся последним звеном, теми площадками, где кино, наконец, встречает своего зрителя.

Вы сами решаете, какое кино будут показывать в том или ином кинотеатре?

Да, конечно. Это решает департамент репертуарного планирования, который есть как у каждой киносети, так и у небольших отдельных кинотеатров. В среднем в каждом зале в день может идти около шести показов фильма. Именно поэтому для нас так важен хронометраж. Если фильм идет свыше трех часов, то его прокат всегда имеет определенные риски, потому что количество сеансов будет меньше. Это также понимают производители картин, но художникам обычно сложно резать свое произведение. Правда заключается в том, что лишние 10-15 минут могут стать решающими для того, чтобы получить дополнительный праймовый сеанс, что достаточно важно для успеха картины в прокате.

Каков подход к выбору фильмов для проката?

Когда-то один из директоров компании Sony Pictures сказал: «У меня есть 10 картин и я знаю, что 2 из них будут блокбастерами, 2 — сработают средне, а остальные 6 — провалятся. И если бы я знал, какие из них провалятся, то я был бы самым успешным человеком в индустрии». Конечно, есть крупные студийные проекты, франшизы, у которых большая фанатская база. Но есть целый пласт картин, в случае с которыми заранее неизвестно, станет кино успешным или не найдет своего зрителя. Бывает так, что уверен, что кино должно сработать, а в итоге оно получает меньшие сборы, чем планировали продюсеры. Но мы, конечно, стараемся максимально точно заранее рассчитывать коммерческий потенциал.

Несмотря на то, что киноиндустрия в России еще очень молодая, у нас уже есть опыт. Мы всегда примерно понимаем, где будет работать каждая картина. Например, какая-то картина может быть хороша для киноцентра «Октябрь», но она точно не должна быть широко расписана в кинотеатре в Теплом Стане. И наоборот. У каждого кинотеатра есть своя аудитория. Но есть некоторые факторы, способствующие успеху фильма: студия-производитель, каст (исполнители главных ролей), режиссер и рекламная кампания. Обычно два-три раза в год дистрибуторы, то есть те, кто владеют правами на контент, проводят презентации и рассказывают кинотеатрам о том, какие фильмы их ждут в следующие полгода. Показывают ролики, рекламные материалы, иногда показывают картину целиком, иногда в черновой версии. То есть мы можем оценить продукт, с которым мы потом будем работать.

Вы можете вспомнить какой-нибудь последний фильм, на который вы не рассчитывали, но он стал очень успешным?

Да, в качестве примера могу привести фильм «Текст», который выходил без господдержки и имел достаточно интересную, но не очень большую рекламную компанию. Тем не менее, это очень яркое высказывание, со времен «Брата 2» у нас не было таких работ. Режиссер Клим Шипенко снял практически документальное кино. И это производит совершенно невероятное впечатление. Когда-то, например, того же «Брата-2» снимали очень натурально, но тогда просто не было такого уровня технологий и оборудования, а здесь был использован такой режиссерский прием, который сработал «на ура». И фильм уже преодолел сборы в 320 млн рублей (на 15.01.2020 сборы составляют 380 млн руб. — Forbes Life).

Это колоссальный результат для авторской картины. Мы, конечно, были уверены, что она сработает, но не ожидали, что она выстрелит настолько здорово. Знаете, самым важным было не только то, что фильм заработает денег, мы уверены, что это ровно то кино, которое станет знаковым фильмом для нашего поколения. Его будут пересматривать так, как мы пересматриваем уже классику 90-х годов.

Вам важно, чтобы в ваших кинотеатрах были какие-то репутационные, флагманские фильмы и мероприятия, даже если они не прибыльные? Важно учить зрителей не только Marvel? Как вы балансируете между искусством и коммерцией?

Мы никого не учим. Я могу вам за любую картину привести 20 аргументов «за» и столько же «против». Мы хотим показать людям как можно больше разного кино. Правда в том, что кинозрители очень умны. По последним данным, около 35 Гб медиаконтента люди потребляют ежедневно. Это значит, что они настолько насмотрены, что в принципе их невозможно и нельзя обманывать, потому что уже на уровне базового восприятия зритель увидит подвох: «здесь все показали в трейлере — нет интриги», «здесь картонные персонажи — история будет плоской», «здесь ничего непонятно, но это Нолан, а значит будет круто». Реакция «оценки» сейчас быстрая как никогда. Поэтому мы стараемся показать очень широкий репертуар. И в зависимости от того, как аудитория на него реагирует – какая заполняемость зала, какие отзывы — мы либо увеличиваем, либо сокращаем присутствие этой картины в прокате.

Три года назад мы запустили проект КАРО.Арт, который на сегодняшний день является, наверное, самым ярким кинособытием индустрии, поскольку он объединяет кинопоказ и другие событийные вещи с разными видами искусств, с живописью, музыкой. Это лектории, фестивали, инсталляции — всевозможные коллаборации между кино и другими видами развлечений. И, конечно, львиную долю в этой истории занимают фестивали, которые сейчас набирают все большую популярность. Людям интересно узнавать другие культуры, другие направления. Преимущественно пока в Москве, но мы работаем над тем, чтобы в регионах эта история развивалась. Это занимает больше времени, ресурсов, но можно совершенно точно сказать, что люди хотят качественного, хорошего, разнообразного кино. Кино всегда помещено в множество контекстов, когда его восприятие может быть сильнее или слабее в зависимости от исторических, политический и других событий. Кино не просто отражает, оно полноценно взаимодействует с миром, а иногда и задает траекторию. Недавно как раз обсуждали, что фильм «Храбрая сердцем» студии Pixar опередил свое время на 5 лет. Вышел бы сейчас, был бы бОльшим хитом. Мы много говорим с нашим зрителем о кино, и очень много слушаем. Поэтому случай, когда «в кино для меня ничего нет» сейчас уже практически невозможен — любой зритель что-то может найти для себя. Как я уже сказала, зритель очень умен, и даже попкорновое кино, те же фильмы Marvel, вовсе не означает, что они просты и глупы. Просто для тех, кто понимает философию этой вселенной, это многослойная, сложная история, а не просто аттракцион. 

Что является основным источником прибыли в кинобизнесе?

Львиную долю приносит, конечно, кинопоказ, продажа билетов. Она составляет 60% от выручки, а оставшиеся 40% — продажи в кинобаре. Небольшой процент также приносит реклама и субаренда. У разных направлений разная маржа. 

Вы сказали, что можете сократить присутствие фильма в кино или, наоборот, его продлить. Когда становится понятно, что фильм стал успешным?

Обычно в первый же день. Сейчас есть система ЕАИС, доступная всем желающим, где можно посмотреть сборы картины. Ежечасно данные в ней обновляются, и сразу видно, какие фильмы выходят на первое место, какие отстают. Есть и некоторые особенности. Например, семейное кино лучше всего собирает именно в выходные, а фильмы вроде упомянутого «Текста» или «Джокера», собирают достаточно ровно в течение всей недели.

Вы можете сравнить «Текст» и «Джокер»?

И с точки зрения тематики, и успешности в прокате. Большая студийная картина «Джокер» задала определенную драматичную тему, и в этой же тональности, на этой же волне потом хорошо сыграл и «Текст». Очень правильно, что дистрибутор поставил эту картину именно через несколько недель после «Джокера». «Джокер» собрал более 1,9 млрд рублей. Это фантастический результат. 

Сейчас появляется множество онлайн-кинотеатров, разные стриминговые сервисы. Как вы с этими вызовами боретесь?

Мы не боремся, мы прекрасно с ними сосуществуем, потому что это совершенно разные форматы просмотра. Появление дома микроволновок не убило ресторанный бизнес. Безусловно, нам важно, чтобы большие фильмы максимально долго не выходили в онлайн и не были показаны по телевизору. Но какой смысл конкурировать с растущим потреблением контента в интернете, если это все равно будет неизбежно происходить. Поэтому мы просто нацелены на ряд значимых особенностей.

Во-первых, важно, чтобы цифровые окна были как можно более длинными, так как режиссеры все-таки создают кино для большого экрана, и это абсолютно особое ощущение, когда ты смотришь картину так, как ее задумал автор. Во-вторых, дома, пусть даже сидя за хорошей плазмой, вы все равно не сможете разделить это уникальное ощущение массового просмотра сотней человек. В перспективе мы не видим для себя серьезных рисков. Мы реставрируем картины, показываем классические фильмы, которые уже много лет есть в открытом и бесплатном доступе, но люди все равно приходят посмотреть на большом экране, например, «Титаник»,  «Бойцовский клуб» или «Иглу». А если говорить о стриминге — у нас был очень интересный опыт первыми в мире показать на большом экране «Игру престолов», потому что это действительно контент, который создан для большого экрана. Мы делаем и достаточно успешные совместные проекты с рядом онлайн-платформ.

На онлайн-платформах можно встретить фильмы с пометкой «Одновременно с кинотеатрами». Это для вас плохо?

Здесь даже скорее не вопрос официальных, легальных онлайн-ресурсов, а вопрос пиратства, которое вредит нам гораздо сильнее. Около 30% бокс-офиса мы теряем из-за пиратского контента. Потому что многие люди не считают это воровством — смотреть кино в онлайн. Но, возвращаясь к нам, как к кинотеатрам, наша задача, помимо того, чтобы просто показать кино, делать это действительно по-особенному. Например, мы сейчас сидим с вами в вип-зале, которые в КАРО называются залы Black, где мягкие кресла, подушки, пледы. Кинотеатры нового поколения предполагают, что все кресла будут такими. В этом году это такой интересный тренд во всем мире. Цена билета будет обычной, она не будет выше, то есть люди смогут с комфортом посмотреть кино за те же самые деньги. Наш бизнес невозможен без введения новых предложений и постоянного улучшения качества сервиса. Люди приходят к нам развлекаться, отдыхать, они приходят на свидания, они приходят получать удовольствие. На сервисе в кино нельзя экономить. Если аудитория сталкивается с грязным полом и вчерашним попкорном, это моментально влияет на посещаемость. Но сейчас с посещаемостью у кинотеатров все хорошо, Россия на первом месте среди всех стран Европы. Это рекордные результаты. 

В какие даты люди больше всего ходят в кино?

 В новогодние праздники. Причем интересно, что в Новый год ходят в кино люди, которые в течение всего года вообще не ходят. Вторая достаточно крупная дата – мартовские праздники. В принципе, сейчас отличные были октябрь, ноябрь. У нас есть сезонность, конечно, особенно в Москве, связанная с погодой — когда тепло, людям хочется проводить время на свежем воздухе. В Штатах, например, такой сезонности нет. У них сезон блокбастеров — лето. У нас преимущественно самые богатые на бокс-офис месяцы — октябрь, ноябрь, январь, март.

Возвращаясь к пиратству, как вы с ним боретесь?

Это очень хороший вопрос, потому что кинотеатральный контент — это единственный контент, который не защищается правообладателями. В кинотеатральном бизнесе не существует способов у создателей контента защитить технически свое кино от того, чтобы его засняли (с экранов кинотеатра).

Есть разные технологии, которые сейчас прорабатываются. В настоящий момент пока ни одна из них не является эффективной. Мы являемся последним звеном, которое несет ответственность,  и принимаем различные меры безопасности. Проблема даже не в ресурсах, а в законодательстве, которое в настоящий момент корректируется. И, в общем-то, будут в ближайшее время проведены серьезные изменения. В частности, мы сразу сможем штрафовать тех, кто ведет съемку — не дожидаясь и не доказывая в суде, что это была съемка с целью продаж. По сути, как только вы поднимаете телефон и снимаете симпатичную сцену фильма, которая вам нравится, чтобы просто выложить ее у себя в Instagram, вы занимаетесь пиратством. А пока важно доказать именно цель съемки — для продажи, поэтому бороться с пиратством еще сложнее.

В России пока нет той степени развитости культуры, уважения к авторским правам, которое должно быть. Очень хороший опыт есть, например, в Германии. Там наказывают конечного пользователя. То есть, если вы заходите на сайт и смотрите нелегальный контент — вам просто приходит автоматический штраф. Вы несете за это ответственность. Есть ряд стран, где заблокирован доступ к нелегальным фильмам. Но, конечно, и у нас сейчас государство действительно много делает для того, чтобы достичь хороших результатов в борьбе с пиратством. Надо сказать, что число контента, которое уходит в сеть, сократилось и снимать стало сложнее. В общем-то, мы тоже обучаем своих сотрудников и вводим дополнительные средства для защиты от пиратов. Но стопроцентную гарантию, конечно, получить очень сложно. Поэтому это совместная работа всех участников процесса с целью привнести это все в законодательную базу.

Как обстоят дела с русским кино сейчас?

У русского кино, на мой взгляд, все хорошо. Прошлый год был рекордным — практически 30% составила доля российского контента в кинотеатрах. И на следующий год, на первую его половину, у нас очень много крупных российских проектов. Многие из них начинаются уже в декабре, к новому году. Но и в феврале, и в марте действительно есть большие знаковые российские фильмы. Мы совершенно точно уже можем и умеем конкурировать с голливудскими фильмами. Важно это делать в текущей рыночной ситуации, не лишая российское кино конкуренции. Уверена, что российское кино переживет всех, кто его активно хоронит. 

Вы можете описать российского зрителя?

Российский зритель любит и плакать, и смеяться, желательно одновременно. На самом деле нет серьезной разницы во вкусовых предпочтениях к фильмам между российскими зрителями и, например, американскими, европейскими. Сложнее судить про азиатский рынок, мы мало его знаем и понимаем. Российские зрители любят российское кино, вопреки некоторым общим индустриальным разговорам. Потому что это кино про нас, нашу жизнь, наши истории на нашем языке.

Как вы видите будущее кинотеатров?

Мы смотрим на перспективу 10 лет вперед. Сейчас мы работаем над повышением комфорта в кинотеатрах и перевода всех кресел в формат реклайнеров. Это первое, а второе касается того, как быстро мы станем it-компанией. Сюда входит все, что касается коммуникации с аудиторией, в частности — развитие онлайн-продаж, чтобы поход в кино людям давался легко, приятно и осуществлялся при помощи тех гаджетов, к которым они привыкли. Сейчас уже, например, приходя в наш кинотеатр, вам не нужно даже подходить к киоску по продаже билетов. Вы покупаете билет онлайн, приходите, и у вас просто сканируется штрих-код на телефоне. То же самое в ближайшее время будет с кинобаром. То есть мы нацелены на улучшение технологий, которые формируют опыт похода в кинотеатр.

Зрители не скучают по этому ритуалу прийти, купить билет, постоять в очереди?

По очередям никто точно не скучает. Люди приходят в кинотеатр за 10 минут до начала сеанса. Им важно попасть в кинотеатр быстро, важно, чтобы играла музыка, чтобы попкорн был вкусный. И желательно, чтобы картина соответствовала их ожиданиям. Вы же знаете как это работает: если кино хорошее, ты считаешь, что ты заплатил столько, сколько оно стоит, а если кино плохое – ты переплатил. Мы сейчас работаем над рядом инновационных продуктов, которые сформировали бы новый вид посещения кинотеатра, и digital-история для нас крайне важна.

Источник www.forbes.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*