Экономика страха: как коронавирус изменит бизнес и потребителей

На мировую экономику сильнее влияет число людей, которые боятся коронавируса COVID-19, чем число заболевших. Страх меняет поведение людей. И он меняет поведение тех, кто принимает решения. Боязнь вируса меняет предложение и спрос в мировой экономике. На предложении сказывается приостановка производства в Китае, что снижает и общемировое производство. Сегодня доля Китая в мировой обрабатывающей промышленности составляет около 25%. В 2003 году, когда свирепствовала атипичная пневмония, этот показатель у КНР был всего 11%. Сегодня Китай — это звено в глобальных цепочках поставок. Так что остановка производства в КНР снизит экономическую активность в мире, а также повлияет на производительность других компаний, входящих в цепочки поставок.

Конечно же, бизнес озаботился объемами запасов. В период Нового года по лунному календарю компании, использующие китайские комплектующие, возможно, имеют больше запасов, чем в другое время года. Не исключено, что кто-то может изменить цепь поставщиков, хотя прошлогодний торговый конфликт между США и КНР показал, что для этого требуется время. Эти меры помогут смягчить влияние приостановки работы в Китае, но не полностью его компенсировать. Технологии могут смягчить часть проблем. Кто-то может работать из дома, экономисты например. То есть часть мировой экономики способна работать даже в карантине. Это не отменяет негативного эффекта, но это способ его уменьшить.

Вторая волна коронавируса: почему надежды на скорую победу над инфекцией могут быть преждевременными

А что происходит со спросом? Страх понизил спрос на определенные услуги. В Китае люди перестали ходить в торговые центры, кинотеатры и т. п. Спрос на путешествия упал во всем мире. В то же время в некоторых местах набирает обороты онлайн-торговля. А спрос на сетевые компьютерные игры в КНР вырос на 40% в годовом исчислении. Людям, находящимся все время дома с семьей, нужно на что-то отвлечься. Онлайн-экономика отлично отвлекает. Это одно из ключевых отличий нынешней ситуации от времен атипичной пневмонии. Рост онлайн-шопинга снизит влияние эпидемии на спрос. Эффект в целом все равно негативный, но он слабее, чем в прошлом, благодаря Amazon, Netflix и онлайн-играм. Влияние на спрос той или иной компании зависит от того, чем она торгует. Люксовые бренды страдают. Такие товары покупают лично, а не по интернету. Это «шопинг как отдых». Поход в лакшери-магазин — это часть удовольствия от покупки. Но для базовых товаров переход к онлайн-покупкам может стать долгосрочным трендом.

Для развивающихся рынков эффект коронавируса заключается в снижении спроса на ресурсы. Снизившийся спрос на такие виды сырья, как медь, может отыграть потери по мере возобновления производства. Этот «накопленный» спрос поддержит цены в будущем. А вот с энергоресурсами все не так просто. Отмененный рейс так и останется отмененным. Китай — это крупный и не слишком эффективный потребитель сырья. Снижение ВВП Китая на $1 на душу населения имеет более тяжелые последствия для глобального спроса на ресурсы, чем, скажем, аналогичное уменьшение ВВП Великобритании.

Это важно и для мировой инфляции. Общим итогом эпидемии, вероятно, станет снижение глобальной инфляции. Это связано с тем, что пониженный спрос на сырье приводит к снижению цен на него. Меньший спрос на услуги (например, отелей) тоже, по всей видимости, приведет к снижению цен на них, по крайней мере в краткосрочной перспективе. Проблемы в цепочках поставок в теории могут повысить цены на готовые товары. Однако бизнес обычно не торопится повышать цены на товары, если проблемы с поставками носят временный характер. Если компания предполагает, что вирус будет создавать проблемы месяц или два, она вряд ли будет огорчать покупателей, поднимая цены на столь короткое время. Стоит заметить, что в ходе торговой войны между США и КНР американские компании в основном не повышали отпускные цены, чтобы заплатить торговые пошлины. Коронавирус может внести долгосрочные изменения в экономику. Есть надежда, что вирус начнет ослабевать через несколько недель. И когда эпидемия начнет спадать, страх вируса тоже пойдет на спад. Но есть три очевидных долгосрочных вывода.

Проверка на прочность для власти: что россияне думают о пандемии коронавируса

Первый: у глобальных цепочек поставок обнаружилось слабое место. Развитие технологий уже и так подталкивало производство к локализации. Фабрика в Нью-Йорке, на которой работают роботы, заменяет фабрику в Шанхае, на которой работают люди. Размещение производства ближе к потребителю уменьшает выбросы. Этот процесс локализации уже шел естественным путем. А нарушение цепочек поставок вместе с неопределенностью, созданной торговыми пошлинами Дональда Трампа, может ускорить этот процесс. Это означает, что после эпидемии могут начать расти инвестиции по мере того, как линии поставок будут перенастраиваться.

Второй вывод: людям, которым пришлось работать удаленно, это может понравиться. И компании вдруг обнаружат, что сотрудники отлично справляются с работой из дома. Изменение рабочих привычек изменит спрос на офисную недвижимость, транспорт и технологии. Третий долгосрочный эффект — рост онлайн-покупок. Он и так имел место в большинстве стран мира. Но люди, которые привыкнут к онлайн-покупкам в эпоху эпидемии, могут не захотеть вернуться к старому методу шопинга после ее окончания. Важный момент здесь в том, что экономические данные могут этого не отследить. Если статистика недооценивает онлайн-продажи, то потребительские расходы могут казаться меньше, чем есть не самом деле.

«Оберег от коронавируса»: что построили в Новой Москве за 10 дней, за которые в Китае возвели больницу для лечения COVID-19

DEFAULT NODE

«Оберег от коронавируса»: что построили в Новой Москве за 10 дней, за которые в Китае возвели больницу для лечения COVID-19

Окраина деревни Голохвастово у южной границы Новой Москвы издалека похожа на титанический муравейник. Рядом с кранами, экскаваторами, грейдерами и самосвалами копошатся многочисленные группы рабочих. Идет строительство новой инфекционной больницы на 500 мест, предназначенной для эффективного лечения от болезни, вызванной коронавирусом нового типа. Пандемию в связи с коронавирусом ВОЗ объявила 11 марта.

В Новой Москве появится «мобильный комплекс, который станет дополнением стационара в Коммунарке и Инфекционной клинической больницы №1», писал 10 марта на своем сайте мэр столицы Сергей Собянин. Он гарантировал, что «никакой опасности для местных жителей [больница] представлять не будет», и обещал, что, поскольку больнице потребуется прокладка газопровода, газом будут обеспечены и «близлежащие поселки».

«Хорошо бы [мэрия исполнила данные обещания], — рассуждает в разговоре с корреспондентом Forbes местная жительница, — но все равно волнительно, все-таки вирус». По ее словам, из-за строительства ей несколько раз приходилось проходить часть дороги в деревню пешком, потому что рейсовый автобус застревал в пробке строительной техники. Теперь, говорит собеседница Forbes, ситуация наладилась. И действительно, едва ли не за километр до деревни вдоль дороги стоят сотрудники московского Центра организации дорожного движения (ЦОДД) с полосатыми жезлами и регулируют поток техники, для которой выделена правая полоса. На самой стройплощадке припаркован автобус MAN, в котором разместился мобильный ситуационный центр ЦОДД. Неподалеку стоит КамАЗ с пассажирским кузовом — «Штаб строительства» с логотипом Московской инженерно-строительной компании (МИСК, бенефициары, по данным «Ведомостей», — Дмитрий Давыдов и Дмитрий Андреенков).

На поле площадью 43 га планируется построить четыре корпуса: лечебный, реанимационный, служебный и коммунальный. Как объясняла ТАСС заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития Анастасия Ракова, особенность новой больницы в том, что количество реанимационных и общих коек в ней примерно одинаковое — 240 реанимационных коек и 260 обычных, притом что традиционно количество реанимационных не превышает 10-15% в общем больничном фонде. Чиновница также пообещала, что все койки будут оборудованы так, чтобы к каждой можно было бы подключить аппараты искусственной вентиляции легких и экстракорпоральной мембранной оксигенации.

Пока же на огромной площади копают и передвигают землю, насыпают и выкладывают бетонными плитами временные дороги, а там, где будет первый блок, узбекские монтажники компании «Технострой-М», принадлежащей, по данным СПАРК, предпринимателю Олегу Хлиманенко, готовят арматуру под монолитный фундамент. Монтажник Ойбек Жовлоев рассказал Forbes, что трудится в Москве уже восьмой год и эти работы ему «не в новинку».

На технике, куртках и касках то и дело встречаешь логотипы крупнейших частных московских строительных компаний — помимо МИСК, это «Мосфундаментстрой» (МФС) и ДСК-1 (входит в группу ГК ФСК Владимира Воронина). Также на стройке работают государственное Управление дорожно-мостового строительства и «МИП-Строй №1», подконтрольная «Мосинжпроекту».

Как убивает коронавирус: история болезни двух девушек, из которых выжила только одна

Поручение «обеспечить проработку создания инфекционного корпуса с использованием быстровозводимых конструкций» Собянин дал куратору столичного стройкомплекса Андрею Бочкареву 5 марта. Прораб МИСК Ярослав Максимов рассказывает, что работает на площадке с первого дня, уже неделю и что закончить строительство планируется 15 апреля: «На весь объект у нас месяц».

Строительство московского госпиталя займет втрое больше времени, чем создание специализированной больницы в китайском городе Ухане, где в декабре были зафиксированы первые вспышки коронавируса нового типа. Там первый госпиталь на 1000 пациентов из отдельных модулей, названный Хошэньшань, был построен за десять дней. Так же, как и второй — Лэйшэньшань на 1600 больных. 10 марта из всех 14 временных госпиталей, открытых в Ухане, были выписаны последние пациенты, а сами медицинские учреждения закрыты.

18 марта количество зараженных коронавирусом в России достигло 147 человек. По словам вице-мэра Раковой, после посещения неблагоприятных по эпидемиологической обстановке стран более 13 000 человек сообщили о самоизоляции.

Главная фотография: 
http://www.forbes.ru/sites/default/files/gallery_images/dsc02005.jpg__1584519047__83131.jpg
Тэги: 
коронавирус
медицина
Новая Москва
Отображать в тексте статьи(под снос): 
Не отображать в тексте статьи
Подзаголовок: 
Фоторепортаж Forbes из деревни Голохвастово, где московские власти решили взять на вооружение китайский опыт и оперативно построить инфекционную больницу для эффективного лечения больных COVID-19. Строительство началось около 10 дней назад. За такое время в Китае была возведена больница целиком. Что успели сделать в России?
Авторы: 
Александр Левинский
Отправить Push-уведомление в iPhone (под снос): 
Не отправлять Push-уведомление
Рубрика (канал): 
Общество
Не показывать рекламу: 
показывать рекламу
Не экспортировать в Яндекс и соц сети: 
экспортировать в Яндекс
Топ1: 
не топ1
Топ 3 с текстом: 
НЕ Топ 3 с текстом
Топ 3 с картинкой: 
не Топ 3 с картинкой
Не показывать в списках: 
показывать в списках
Срочно отправлять в соц сети: 
Срочно отправлять в соц сети
Заменить кавычки на ёлочки: 
Заменить кавычки на ёлочки
Проверено корректором: 
Проверено корректором
Статус материала: 
Статус: 
У продюсера(на утверждении)
Не создавать InstantArticles: 
Создавать InstantArticles
Бесплатный материал: 
Бесплатный материал
Дополнительная оплата за трафик: 
С оплатой за трафик
Количество шар: 
0
Количество просмотров: 
10
Количество просмотров за неделю: 
10
Количество просмотров за месяц: 
10
Количество просмотров за год: 
10
Дизайн галереи: 
Стандартный
Просмотров за 31 день: 
1
«Тёмный» материал: 
«Тёмный» материал

Источник www.forbes.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*