«Девочки не кодят»: как IT-индустрия избавляется от стереотипов

 

Стереотипы уходят

В нашем обществе по-прежнему живы стереотипы: математика — наука для мальчиков, IT-специальности интересны и более понятны мужчинам, нежели женщинам. Но все же в последние несколько лет женщин в IT-отрасли стало значительно больше. Причем как среди специалистов, так и среди руководителей компаний. Рейтинг самых влиятельных женщин по версии американского Forbes, составленный в 2019-м, включает 20 звезд IT-сектора, из них три женщины, занявшие ведущие позиции, — топ-менеджеры, которые вывели свои компании на новый уровень.

CEO IBM Джинни Рометти (№9 в общем рейтинге) в октябре 2018 года поставила на кон будущее своей компании в ходе сделки по приобретению Red Hat. Сделка была закрыта в июле 2019 года. Для генерального директора YouTube и бывшего менеджера в Google Сьюзен Войжитски (№12) прошлый год тоже выдался непростым. Компания стремится не пропускать на платформу экстремистский контент и поэтому столкнулась с негативной реакцией пользователей YouTube, которые считают, что Войжитски прикладывает для этого недостаточно усилий. И все же она довольно успешно руководит проектом. Весной прошлого года американский веб-сайт The Verge со ссылкой на ее слова написал, что аудитория зарегистрированных пользователей, которые ежемесячно просматривают контент YouTube, достигла отметки в 1,8 млрд человек. В конце июня 2017 года их число составляло 1,5 млрд.

А 14-е место в рейтинге принадлежит CEO Oracle Сафре Кац. Она вошла также и в первую десятку ежегодного рейтинга самых высокооплачиваемых руководителей американских компаний, представленного газетой The New York Times (NYT). В 2018 году Сафра Кац заработала $108 млн.

Новый русский код

Марта Кутузова
Марта Кутузова

Марта Кутузова по специальности социолог. В 2006 году она окончила РГГУ и после выпуска работала в компании «КорпусГрупп»: вначале на позиции помощника директора по продажам, а затем руководителем филиала компании в Казахстане. Сейчас Кутузова руководит компанией Yva.ai CIS, которая занимается разработкой кадровой аналитики на основе искусственного интеллекта. Как ей удалось освоить IT-отрасль? Всю свою профессиональную жизнь Кутузова занимается созданием стартапов, разработкой новых продуктов и развитием бизнеса, причем в самых разных сферах. После «КорпусГрупп» она занималась корпоративными продажами в «АльфаСтраховании».

В 2014 году она вместе с семьей переехала в Америку. «Это было связано с открытием американского филиала компании мужа, которая занималась тестированием, — рассказывает Кутузова. — Я работала в финансовой отрасли, но, оказавшись в Кремниевой долине, мы вскоре сделали стартап BearHug Foundation — фаундрейзинговую платформу, которая позволяла людям со всего мира, нуждающимся в помощи, открывать кампании по сбору средств». В долине, по ее словам, много стартапов, возглавляемых женщинами, и девушек, работающих программистами. «Здесь также много женских сообществ как онлайн, так и офлайн, — рассказывает Кутузова. — Что-то типа мужских «сигарных клубов», где женщины знакомятся, делятся опытом, ресурсами, рекомендациями. Часто это хорошая возможность для развития бизнеса или нахождения партнера. У меня сложилось впечатление, что в Долине женщины, занятые в бизнесе, в большей степени, чем в России, ориентированы на коллаборацию и взаимовыгодную поддержку». 

По мнению Марии Дроковой, в Кремниевой долине, где она основала венчурный фонд Day One Ventures, у мужчин численное превосходство, но женщин постепенно становится больше. По ее наблюдениям, женщины заняты в основном на CPG-проектах, то есть они делают бизнес в сфере образования, здоровья или родительства. «Например, в портфеле Day One Ventures находятся такие проекты, как Winnie, Yumi и Future Family, — рассказывает Дрокова. — Фонд инвестировал в 20 женщин — основательниц компаний, проекты которых в нашем портфеле находятся в топе самых быстрорастущих». 

Мария Дрокова
Мария Дрокова

Женская доля

Российские работодатели отмечают, что соотношение мужчин и женщин в их коллективах по-прежнему неравное. «За последние годы доля женщин нашей группы увеличилась незначительно: раньше она составляла 30%, а сейчас 35%», — говорит директор по персоналу группы компаний «Ланит» Надежда Шалашилина. «У нас трудится порядка 23% женщин», — рассказывает вице-президент по разработке компании Acronis Николай Гребенников. Впрочем, хотя женщин и меньшинство, многие из них с техническим образованием, и работают они по специальности. Так, по словам Гребенникова, в Acronis женщины заняты в технической поддержке, в разработке ключевых продуктов, входят в команду архитекторов.

Также возникают новые специальности, в которых женщины проявляют себя ничуть не хуже мужчин. «В прошлом году к нам приходила девушка-стажер, которая хотела заниматься большими данными, — рассказывает Гребенников. — Мы взяли ее в штат и не ошиблись. Девушка помогла сингапурской команде разобраться с огромным количеством отчетов, а также участвовала в разработке интеллектуальных систем обнаружения Ransomware (вредоносных программ, которые своими действиями мешают правильному функционированию компьютера и требуют денег за то, чтобы вернуть доступ к информации зловредного программного обеспечения. — Forbes Woman). Проработав более полугода в Acronis, она ушла в научную среду решать более фундаментальные задачи». 

«Женщины активно осваивают такие направления, как тестирование, разработка программного обеспечения, веб-дизайн, пробуют себя как специалисты технической поддержки (helpdesk), и даже перед профессией Data Scientist (специалист по обработке и анализу больших данных. — Forbes Woman) у них все меньше и меньше страхов», — рассказывает Евгения Дельнова, директор отделений Kelly Services по подбору IT-персонала.

Но что касается программирования, то тут далеко не все рекрутеры отмечают положительную тенденцию для женщин. «Проводя собеседования с соискательницами на эти позиции, мы часто слышим, что им приходится преодолевать предубеждение», — рассказывает Кира Морева, руководитель группы консультантов по подбору персонала Ancor FinTech. По ее словам, топовые руководящие позиции все еще в большинстве своем занимают мужчины. Женщины встречаются чаще на позициях уровня мидл-менеджмента, отмечает она. В некоторых IT-компаниях на руководящих постах больше женщин, чем мужчин, уверена Дельнова. Женщины возглавляют R&D-департаменты (от англ. Research & Developmet. — Forbes Woman), отделы разработки микропроцессорных систем, IT-компании с численностью штата более 2000 человек, поясняет она.

Непопулярная профессия

Российские компании, запуская программы по привлечению сотрудников, сознательно не ставят акцент на теме гендерного равенства. На вопрос «Как вы способствуете тому, чтобы к вам приходило больше женщин?» многие из них дают стандартный ответ: «Мы привлекаем талантливых специалистов, а сколько среди них женщин или мужчин, зависит от рынка».

«В мировых IT-компаниях, представленных на российском рынке, на руководящих позициях все чаще работают женщины, — делится наблюдениями Шалашилина. — В частности, американские корпорации уделяют большое внимание гендерным вопросам. В российских же компаниях программы по привлечению и удержанию женщин не распространены».

Работодателей волнует не столько вопрос соотношения мужчин и женщин в IT-отрасли и в их компаниях в частности, сколько качество образования: российские вузы не поспевают за изменениями в технологиях и подходах, некоторым важным для бизнеса специальностям даже не обучают.

Надежда Шалашилина
Надежда Шалашилина

Например, в последнее время со стороны крупных компаний наблюдается спрос на DevOps- и QA-инженеров. DevOps-инженеры отвечают за развертывание программных решений внутри виртуальных сред, а QA-инженеры тестируют качество программного продукта. Это редкие специалисты, подготовка которых ведется силами работодателей. Так, компания Parallels делает это на базе собственной академической программы в Московском физико-техническом институте, МГТУ им. Баумана и Мальтийском техническом университете. Кадровый дефицит обусловлен также недостаточным количеством молодых специалистов — выпускников вузов. «Сегодня информационные технологии проникают во все сферы нашей жизни, и IT-специалисты востребованы далеко за пределами классической IT-отрасли», — обращает внимание Шалашилина.

Что же касается гендерного дисбаланса, то российские работодатели объясняют его просто: такова объективная реальность. Среди претендентов на IT-позиции девушек значительно меньше, чем юношей, и среди выпускников технических вузов доля первых тоже невелика. «Процентное соотношение мужчин и женщин в нашей компании соответствует гендерной пропорции в технических вузах, — говорит Шалашилина. — Девушки сами выбирают будущую профессию исходя из своих интересов, и пока IT-специальности у них не очень популярны».

«В IT нет деления на мужчин и женщин, — рассуждает старший вице-президент Parallels Николай Добровольский. — Есть хорошие программисты, и они у нас работают. Просто исторически так сложилось, что на технические специальности поступают в основном юноши». «Офисы нашей компании, а также центры разработки расположены в разных странах мира, и везде мы наблюдаем одну и ту же картину — количество мужчин-соискателей примерно в 3–4 раза больше, чем женщин, — делится Гребенников. — Как показывает практика, российские вузы выпускают с кафедр высоких технологий не более 20% студентов женского пола, и эту проблему нужно решать системно, потому что молодые девушки далеко не всегда видят свою дальнейшую карьеру в сфере IT, даже если у них к этому хорошие способности». По его словам, Acronis работает со старшеклассниками, стараясь привлечь их на кафедру теоретической и прикладной информатики МФТИ. С этой целью сотрудники компании проводят открытые лекции в собственном офисе и участвуют в мероприятиях по проф-ориентации школьников. Рассказывая о профессиях в сфере IT, они, чтобы заинтересовать девушек, приводят вдохновляющие примеры женщин, сделавших в этой отрасли успешную карьеру.

Анна Мелехова
Анна Мелехова

Не дальше консультантов

«На российском рынке труда по-прежнему острый дефицит IT-специалистов, — говорит Дельнова. — Зарплаты некоторых из них, особенно разработчиков, растут значительно быстрее, чем фактическая квалификация людей. В Москве разработчики уже дороже специалистов в Индии и Китае и даже в Греции и Чехии. Это негативная тенденция, так как от стоимости труда IT-специалистов зависит, сможем ли мы получать заказы на разработку новых продуктов от международных компаний или же последние предпочтут работать с другими рынками».

Кадровый голод охватил практически все направления, сетуют рекрутеры. Специалистам с опытом работы не менее трех лет работодатели готовы платить высокие зарплаты. По словам Дельновой, зарплаты разработчиков колеблются в диапазоне 100 000–300 000 рублей, руководителей — 300 000–600 000 рублей.  Для специалистов по ERP-системам также наступило прекрасное время: нарасхват 1С-разработчики, за ними по востребованности идут специалисты по ERP-Microsoft, и тройку лидеров замыкают SAP-специалисты.

Размер зарплаты SAP-специалиста зависит от позиции, поясняет Морева. Например, вознаграждение SAP-консультанта может составлять 200 000–250 000 рублей, но иногда доходит и до 350 000 рублей. Зарплаты директоров проектов по внедрению SAP ERP — это порядка 350 000 рублей. Оклады руководителей направления превышают 400 000–500 000 рублей, а уровень зарплаты директора практики, который отвечает за все модули системы, может достигать 1 млн рублей. На данный момент девушек больше именно на позициях консультантов — по оценке Ancor FinTech, их около 30% от общего числа таких позиций. Среди разработчиков SAP ABAP все еще превалируют кандидаты мужского пола, отмечает Морева.

Секретный код

Как показало совместное исследование ученых из университетов Сан-Луис-Обиспо и Северной Каролины, код, написанный женщинами, в среднем получает более высокие оценки, чем тот, что написан мужчинами. Но при условии, что тем, кто оценивает, неизвестен пол программиста. Есть несколько типично женских качеств, полезных в программировании, обращает внимание Анна Мелехова, кандидат технических наук, архитектор Acronis Cyber Platform. Это прежде всего внимательность к деталям и аккуратность в имплементации программного кода.

Собственно, благодаря этим качествам некоторые работодатели охотно нанимают женщин на такие направления, как бизнес-анализ, управление продуктом и проектами, отмечает Морева. «Найти компанию, в которой нет стереотипов, сложно, но можно, — говорит Мелехова. — И в моем опыте были случаи, когда ко мне не прислушивались только потому, что я женщина, однако сейчас, пройдя непростой карьерный путь, я с этим уже не сталкиваюсь». 

Читайте также

Как попасть в международную компанию. 10 советов топ-менеджера Viber
«Нет задачи дискриминировать мужчин». Глава Google в России Юлия Соловьева о том, как разнообразие помогает бизнесу
Последний рубеж: что делать женщине-CEO, когда она достигла вершины карьеры

Источник www.forbes.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*